Малярия

Постоянное разрушение эритроцитов плазмодиями, а также интоксикация ведут к анемии, обычно с пониженным цветным показателем; однако приходится наблюдать также макроцитарного типа регенерацию с цветным показателем до единицы и выше. Выраженная картина «пернициозной крови при малярии вряд ли действительно встречается, хотя изредка приходится наблюдать в большем или меньшем количестве гиперхромные мегалоциты; на это указывают многие авторы. Местами встречаются нормо- и макробласты. Базофильно-зернистые эритроциты встречаются очень часто, витально-зернистые эритроциты — в увеличенном количестве; их количество резко падает, когда анемия становится апластической.

В свежих случаях malariae tertianae и quartanae сначала количество лейкоцитов нормально или даже выше нормы, затем наступает лейкопения, сохраняющаяся как во время приступов, так и в промежутках между ними; при счете лейкоцитов каждые два часа отмечается небольшое повышение количества их в начале приступа, затем наступает быстрое падение. Сдвиг нейтрофилов влево, иногда вплоть до миэлоцитов. Дегенеративные изменения протоплазмы (гиалинизация, вакуоли) и ядра очень часты; Негели отмечает дегенеративные изменения нейтрофильной зернистости и ядер при окраске по Гимза. В макрофагах встречается иногда фагоцитированный пигмент. Малярийные плазмодии хорошо красятся и карбол-фуксин-метиленовой синькой; хроматин — в виде белых пятен. При прививке малярии с целью терапии (при прогрессивном параличе) изредка наблюдается развитие агранулоцитоза (Шульц).

При malaria tertiana инфицированный паразитом эритроцит увеличивается — это является характерным для данного типа малярии; кроме того, при окраске по Гимза (или другой смесью азур-эозина по Романовскому) в инфицированных эритроцитах появляется азурофильная (вишнево-красная) зернистость — так называемая шюфнеровская крапчатость; ее не бывает при других формах малярии.

Если препараты сначала окрасить суправитально нильблау-сульфатом, а затем докрасить азур-эозином, то крапчатость Шюфнера выявляется в большем количестве эритроцитов. Кроме того, в эритроцитах с молодыми шизонтами обнаруживается одно или несколько крупных азурофильных зерен типа зернистости Маурера (Саркисян), которая считалась специфичной для тропической формы малярии. Цикл неполового развития, шизогонию, паразит проделывает в крови человека в течение 48 часов. Обычно все имеющиеся в крови мерозоиты одновременно проходят все стадии развития, поэтому и приступы лихорадки, совпадающие с процессом деления, наступает большей частью правильно через день, т. е. через 48 часов. В тех же случаях, когда циклы развития отдельных паразитов не совпадают или вариируют темпы развития, приступы возникают неправильно (так называемый антепонирующий и постпонирующий тип). Если разница между генерациями составляет сутки, то возникает ежедневная лихорадка (tertiana duplicata или quotidiana). Нередко наблюдаются также случаи смешанной инфекции двумя или тремя различными видами возбудителя малярии. Процесс шизогонии происходит следующим образом: самые молодые особи, мерозоиты, не имеющие еще в протоплазме вакуоли, внедряются в красные кровяные тельца, причем поражаются также и ретикулоциты. Прежде всего в протоплазме паразита появляется вакуоль, так что молодой шизонт получает форму кольца с эксцентрично расположенным ядром. По мере развития шизонта в его протоплазме появляются пигментные зернышки, а вакуоль постепенно исчезает и паразит превращается в крупное, подвижное, амебоидной формы образование. Затем наступает деление ядра и протоплазмы паразита на большее или меньшее число мерозоитов (22—24), равномерно распределяющихся по протоплазме; в результате этого деления клетка паразита принимает форму тутовой ягоды. Далее паразит распадается на отдельные особи, каждая из которых имеет форму Голубого кружка с вишнево-красным хроматином ядра. Некоторые паразиты, уже с самого начала имеющие больше пигмента, не проделывают шизогонии, а превращаются в половые формы — гаметы. Так как эти половые формы устойчивы по отношению к хинину, то считали, что они и являются теми элементами, которые даже спустя годы могут обусловить рецидив. Таким образом, было сделано предположение, что половая форма, гамета, способна к бесполовому развитию, т. е. к партеногенезу. В настоящее время партогенетическое развитие гамет большинством авторов отвергается и считается, что гаметы не являются патогенными для носителя их, человека, но поддерживают возможность малярийной инфекции через комара.

Паразит четырехдневной лихорадки на стадии молодого шизонта сходен с плазмодием трехдневной лихорадки. При дальнейшем развитии амебоидных форм не получается, так как паразит malariae quartanae начинает вытягиваться и принимает вид ленты, тянущейся поперек эритроцита. Паразит делится на 8 — 12, редко 16 особей, пигмент собирается в центре,, так что получается характерная форма маргаритки; инфицированный эритроцит не увеличивается в объеме и величина паразита (также гаметы) не превышает величины нормального красного кровяного тельца. Цикл развития равен 72 часам.    

Цикл развития паразитов тропической малярии продолжается около 48 часов, но этот срок отличается меньшим постоянством по сравнению с трехдневной лихорадкой. Часто наблюдаются случаи с лихорадкой постоянного типа или же температура снижается только до 38 — 37,5°. Плазмодии тропической малярии на стадии кольцевидной формы очень малы, часто имеют два ядра, обычно располагающихся на противоположных сторонах тела шизонта.

Эритроцит с паразитом не увеличен в объеме; при интенсивной окраске в некоторых случаях обнаруживаются грубые темно-вишневого цвета азурофильные пятна — пернициозная пятнистость Мауера.

Описанные при различных формах малярии изменения эритроцитов, когда они превращаются в так называемые «corps en demi-lune» — большие полулунные образования — гигантоциты, не являются специфичными для малярии, так как они изредка встречаются также при различных инфекциях и интоксикациях.

Количество лейкоцитов при тяжелых формах пернициозной малярии, особенно с явлениями комы, в некоторых случаях увеличено. Изменения лейкоцитарной формулы: увеличение нейтрофилов в начале приступа; в промежутках между приступами — относительный мононуклеоз, лейкопения; появляются плазматические клетки. Эозинофилы в начале приступа встречаются в небольшом количестве, затем снова увеличиваются. Некоторое диагностическое значение придается в случаях хронической малярии увеличенному количеству мононуклеаров, хотя это явление не постоянное и наблюдается при самых различных заболеваниях (не говоря уже об индивидуальных колебаниях). В мононуклеарах, а также в нейтрофилах наблюдается фагоцитированный пигмент — меланин.

Скорость оседания эритроцитов увеличена; небольшое ускорение оседания сохраняется и во время интервала. Реакция Вассермана и Сакс-Георги (Sachs-Georgi) с кровью малярийных больных дает часто положительный результат; после излечения реакция всегда становится отрицательной.

Очень большое значение в патологии малярии имеет пигмент, вырабатываемый плазмодиями малярии из гемоглобина красных кровяных телец. Этот пигмент прежде причисляли к меланинам; в настоящее время доказано, что малярийный пигмент кровяного происхождения содержит железо и химически родственен гематину.

После разрушения пораженных плазмодиями эритроцитов освободившийся пигмент попадает в плазму крови — получается так называемая melaninaemia. Однако пигмент циркулирует в крови только очень короткое время — он быстро поглощается лейкоцитами и ретикуло-эндотелиальными клетками селезенки, костного мозга и печени (в лимфатических железах пигмент откладывается в незначительном количестве), а также эндотелиальными клетками кровеносных сосудов преимущественно тех органов, где имеется выраженный стаз.

Анри (Henry) предложил с целью диагностики малярии так называемую реакцию меланофлокуляции, считая, что образованный плазмодиями пигмент меланин служит антигеном, против которого продуцируются антитела. В качестве антигена Анри пользуется пигментом сетчатки глаза животных. Сыворотка маляриков легко дает преципитацию и с дистиллированной водой. Реакция, несомненно, не строго специфична.

Соответственно клинической картине на вскрытии в различных органах обнаруживаются стазы. Так, при коматозной форме, встречающейся главным образом при тропической малярии, в большинстве случаев головной мозг является серым от большого количества пигмента в эндотелии капилляров и больших сосудов. Капилляры резко расширены и выполнены эритроцитами, почти сплошь инфицированными плазмодиями (рис.1).

Кора головного мозга при малярийной коме. Эритроциты капилляра содержат плазмодии в виде розеток с пигментом в центре

Вокруг сосудов часто имеется кровянистая инфильтрация ткани. В больших сосудах почти все эритроциты с плазмодиями лежат пристеночно (нужно думать вследствие того, что они становятся более липкими). Кроме того, часто пигмент обнаруживается в гиалиновых тромбах капилляров мозга, внутри так называемых гранулом Дюрка. Эти грануломы обнаруживаются главным образом в подкорковом слое и в основных ганглиях, меньше в мозжечке и только единичные в коре мозга, в продолговатом и спинном мозгу (рис. 2).

Внутренняя капсула головного мозга. Малярия. Грануломы Дюрка. Слабое увеличение.

Трудно учесть клинические особенности течения болезни, связанные с сосудистыми изменениями в надпочечниках, щитовидной железе, поджелудочной железе и других органах с внутренней секрецией. Сложность симптомокомплекса при хронической малярии обусловливается разнообразными изменениями функции различных органов, связанными с вторичной анатомической перестройкой их; благодаря реактивному разрастанию соединительной ткани. Примером могут служить хотя бы цирротические изменения печени. Самые разнообразные расстройства функции органов и различные их комбинации могут привести к стойкому нарушению обмена веществ, к так называемой малярийной кахексии.

Очень большую роль при малярии играет, как известно, селезенка. В острых случаях она быстро увеличивается в объеме, достигая иногда громадных размеров (до 6400 г) [Циман (Ziemann)]. Зайфарт указывает, что в тяжелых случаях селезенка дает наименьшее увеличение. Мягкая, тестообразная, застойная, иногда с инфарктами, она обнаруживает резкое активирование пульпы, тогда как фолликулы остаются неизмененными. Ретикуло-эндотелий пульпы селезенки фагоцитирует продукты распада эритроцитов и поврежденные эритроциты, соответственно этому ретикуло-эндотелиальные клетки резко увеличиваются в объеме, в их протоплазме обнаруживаются кровяной пигмент и эритроциты. Кроме того, в них имеется много малярийного пигмента. При хронической малярии селезенка плотная вследствие утолщения капсулы и трабекулов, а также потому, что вся ретикулярная сетка пульпы резко уплотняется. Гистологическая картина бывает различной в зависимости от характера инфекции и особенностей ее течения. Нужно думать, что еще многообразнее изменения функции селезенки при этом заболевании. Очень возможно, что, благодаря нарушению функции селезенки, получаются своеобразные формы малярии, протекающие при явлениях геморрагического диатеза. Вполне возможно предположить, что гиперфункция селезенки, может быть, в связи с нарушением функции всей остальной ретикуло-эндотелиальной системы, может привести к тяжелым явлениям гемолиза с гематурией, к так называемым Schwarzwasserfieber (аналогично гематурии после экстирпации селезенки у крыс). Находимые при этом в крови «спирохеты» являются такими же продуктами гемолиза, как и при пернициозной анемии. Обильный гемолиз, какого бы он ни был происхождения, неизбежно ведет к выделению гемоглобина почками; при этом страдают как канальцы, так и клубочки. Присоединяющаяся к этому закупорка выводных канальцев выпадающим пигментом-гемоглобином может привести к анурии с последующей уремией, ведущей к смерти. При обычном течении малярии почка не претерпевает значительных изменений, хотя все же описаны случаи хронического нефрита с исходом в сморщенную почку. Гемоглобинурия наблюдается при лечении хинином; при акрихине она не отмечается. При черноводной лихорадке (Schwarzwasserfieber) большей частью отмечается временное исчезновение паразитов из крови. До сих пор остается неизученным, где находятся плазмодии в свободный от приступа промежуток времени; высказывают предположение [Джемс (James)], что спорозоиты внедряются в ретикуло-эндотелий, превращаются там в мерозоиты и затем уже инфицируют красные кровяные тельца.

В последнее время обнаружены [Джемс, Раффаэле и Кикус (Raffaele, Kikuths)] особые эндотелиальные непигментированные формы малярии (так называемая Е форма); так как они развиваются в ретикуло-эндотелии главным образом костного мозга, то они не поддаются лечению и сохраняются после исчезновения плазмодиев из циркулирующей крови.

Относительно влияния экстирпации селезенки на течение малярии, а главное не ее течение у спленэктомированных при реинфекциях малярией, в литературе имеются самые разноречивые данные: одни авторы утверждают, что при отсутствии селезенки малярия ведет к гибели больного, другие же, наоборот, отмечают в таких случаях более легкое течение малярийного заболевания.


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован...


Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб...


Препараты для профилактики и лечения вирусных заболеваний

Препараты для профилактики и лечения оспы. Оспенная вакцина сухая — Vaccinum variolae siccum является живой вакциной. В зависимости от субстрата, на котором культивируют вирус, различают дермальную (культивирование на коже животных), тканевую (культивирование в клеточных культурах) и яичную или ововакцину (культивирование на куриных эмбрионах).

Возбудители основных вирусных заболеваний

Возбудитель оспы. Возбудитель оспы является одним из самых крупных вирусов (200—350 нм). Этот вирус может быть обнаружен в оптическом микроскопе при применении специальных методов окраски (тельца Пашена).

При натуральной оспе в эпителиальных клетках обнаруживаются внутриклеточные включения — тельца Гуарниери.



Категория: Клиника и патология
Просмотров: 41 | Теги: анализ крови при малярии, изменение крови малярия, малярия