Успехи русской эмбриологической школы

Выдвинутая академиком Карлом Максимовичем Бэром (1792—1876) одновременно с Кювье теория типов животного царства строилась им на материалах сравнительной эмбриологии. Под планом строения Бэр понимает «отношение в расположении органических элементов и органов», т. е. в основу понятия типа он кладет не только особенности той или иной системы органов, но также их топографические отношения. Бэр установил, что каждому типу организации присущ свой тип развития. Таким образом, самое понятие типа у Бэра шире и глубже, чем у Кювье.

Карл Максимович Бэр (1792—1876)Бэр, как и Кювье, говорит о четырех планах строения и соответственно четырех типах животного царства. Исходя из предпосылок, указанных Бэром, современная систематика насчитывает большее число типов. Признавая известную обособленность типов, Бэр тем не менее не проявлял такой категоричности, как Кювье, в утверждении их полной изоляции. Напротив, Бэр говорит о существовании переходных форм, которые «соединяют особенности главных типов».

Бэр продолжал и развил исследования своих предшественников — петербургских академиков Вольфа и Пандера, доказывающие, что развитие животного есть преобразование, переход от простого к сложному в формообразовательном процессе. Бэр углубил и уточнил исследования Пандера о двух зародышевых листках, показав, что они являются первичными тканями, из которых впоследствии образуются все ткани и органы взрослого животного.

Сопоставляя эмбриональное развитие различных животных, он установил, что в ранних стадиях эмбрионы всех животных обнаруживают между собой сходство, причем сходство это тем больше, чем моложе эмбрионы. Наибольшее сходство они обнаруживают в одной из самых ранних стадий своего развития — стадии бластулы, или однослойного зародыша.

При дальнейшем развитии зародыша сначала обнаруживаются признаки типа, затем формируются признаки класса, отряда, семейства и, наконец, рода и вида. В самую последнюю очередь дифференцируются индивидуальные признаки данной особи.

Результаты своих наблюдений Бэр формулировал следующим образом:
1. «Общее в каждой более крупной животной группе формируется раньше, чем специальное».
2. «Из наиболее общего в организации образуется менее общее и так далее, пока не появится самое  специальное».

Исследования Бэра по-новому ставят вопрос об единстве животного мира. Эти работы неоспоримо показали, что зародыши животных в начале  своего развития исходят из общей основы, а затем, развиваясь в различных направлениях, все более расходятся в своих признаках. После исследований Бэра для определения места той или иной животной формы в системе требовалось прежде всего изучить ранние стадии ее эмбриогенеза. Было установлено, что признаки, характерные для ранних стадий эмбрионального развития, являются наиболее важными в систематическом отношении. Эти признаки легли в основу развития естественной системы животных, они стали использоваться для установления «сродства» между животными организмами, причем вначале вне связи с эволюционной идеей.

Из работ Бэра вытекало также положение о параллелизме между стадиями эмбрионального развития высших животных и более низко организованными формами. Бэр так формулирует сущность этого вопроса: «Мало имеется представлений об отношениях в мире живых существ, которые бы встречали столь широкое признание, как следующее: отдельные стадии развития особи у высших форм животных с самого начала развития и до конца его соответствуют постоянным формам в животном царстве, причем развитие отдельного животного следует тем законам, как и развитие всего животного царства, так что высокоорганизованное животное в своем индивидуальном развитии проходит в сущности через стадии, стоящие ниже его постоянных форм, благодаря чему периодические различия одной и той же особи можно свести на различия постоянных форм в животном царстве».

Сам Бэр относился к этому вопросу очень осторожно и ополчился против крайних выводов, сделанных немецкими учеными Кильмеером, Меккелем и Тидеманом, в частности, против утверждения последнего, что лягушка проходит в своем развитии через стадии кольчатых червей, моллюсков и рыб. Бэр пришел к категорическому выводу, что «в основе своей зародыш никогда не бывает подобен другой животной форме (взрослой), а лишь ее зародышу». Этим Бэр заложил основу современной подлинно научной трактовки впоследствии развитого Дарвином, Мюллером и Геккелем биогенетического закона после исправлений, введенных в этот закон А. Северцовым.

Бэр признавал изменение видов. Это изменение происходит, по его мнению, в результате длительного действия внешних условий, продолжающегося в последовательном ряду поколений л т. е. путем наследования благоприобретенных признаков. Бэр пишет: «Если измененные внешние условия изменяют способ питания, то они должны воздействовать и на размножение, и чем дольше это влияние продолжалось в течение поколений, с тем большей силой действует оно и на последующие поколения, даже если само это влияние уже прекратилось».

Бэр подчеркивает при этом не наследственность случайных изменений: «Те изменения, которые вызваны случаем или каким-нибудь внезапным внешним воздействием, ни в малейшей степени не изменяют общего типа потомства. Напротив, каждое возникшее при образовании самой особи уклонение от нормы передается дальше по наследству»...

Для решения вопроса об изменяемости видов Бэр привлекает данные одомашнивания животных, данные систематики, биогеографии, эмбриологии, сравнительной анатомии и палеонтологии, т. е. все то, что впоследствии позволило Дарвину разрешить проблему эволюции. Бзр широка ставит эту проблему, но в решении ее остается половинчатым эволюционистом. Он как бы остановился на полпути между Дарвином и Кювье. Бэр признает превращение и общность происхождения для низших систематических категорий — видов и родов; что же касается высших таксономических групп, то в отношении их происхождения он остался на прежних метафизических позициях. Бэр пишет: «Если бы все формы живых существ произошли друг из друга путем преобразования... то мы должны были бы находить в недрах земли переходы», т. е. неполнота палеонтологической летописи казалась ему основным аргументом против общности происхождения всех живых организмов.

Тем не менее труды Бэра послужили основанием для вскрытия связи между типами животного царства. Эмбриологический метод стал широко использоваться для установления естественных связей между различными формами и привел в конечном итоге к дискредитации положения Кювье о типах животного царства как замкнутых изолированных системах.

Основной труд Бэра «История развития животных.» (1828) получил высокую оценку со стороны современников и потомков. Соратник Дарвина Томас Гекели пишет о нем как о сочинении, «которое содержит самую глубокую философию зоологии и даже биологии вообще».

Таким образом, в науке вновь был поднят вопрос об единстве в организации животного мира, но уже на базе строго научных фактов* добытых русской эмбриологической школой.


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован...


Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб...


Препараты для профилактики и лечения вирусных заболеваний

Препараты для профилактики и лечения оспы. Оспенная вакцина сухая — Vaccinum variolae siccum является живой вакциной. В зависимости от субстрата, на котором культивируют вирус, различают дермальную (культивирование на коже животных), тканевую (культивирование в клеточных культурах) и яичную или ововакцину (культивирование на куриных эмбрионах).

Возбудители основных вирусных заболеваний

Возбудитель оспы. Возбудитель оспы является одним из самых крупных вирусов (200—350 нм). Этот вирус может быть обнаружен в оптическом микроскопе при применении специальных методов окраски (тельца Пашена).

При натуральной оспе в эпителиальных клетках обнаруживаются внутриклеточные включения — тельца Гуарниери.



Категория: Развитие органического мира
Просмотров: 28 | Теги: Карл Максимович Бэр, русская эмбриологическая школа