Учение Ламарка об эволюции органического мира

Учение Ламарка об эволюции органического мира может быть разделено на три части: учение об изменяемости видов, учение о градации организмов и учение об изменении организмов под влиянием среды.

Учение об изменяемости видов Ламарка теснейшим образом связано с его общей философской концепцией и с его работами в области геологии и палеонтологии.

Ламарк решительно высказывается против метафизического взгляда на природу. «Устойчивость и постоянство в природе,— говорил Ламарк, — лишь продукт нашего разума, тогда как сама природа, как и вселенная, так и материя, вовлечены в постоянный круговорот изменений».

Доказательства изменчивости форм живой природы Ламарк черпает из опыта сельского хозяйства. Он ссылается на факт отсутствия в дикой природе многочисленных сортов растений и пород животных, разводимых человеком.

«Где найти в природе нашу капусту, наш салат и т. д. в том самом состоянии, в каком мы имеем их в наших огородах. Не так ли точно обстоит дело и со многими животными, которых домашнее состояние изменила и значительно преобразовало. А сколько чрезвычайно разнообразных пород среди наши домашних кур и голубей получили мы путем воспитания их в разных условиях и в разных странах! Тщетно стали бы мы искать их теперь в природе».

Ламарк видит причину изменения и превращения форм при одомашнивании в том, что человек, перенося из природы дикие растения и диких животных в искусственные условия, меняет их внешнюю среду, а под влиянием изменения внешней среды должны неминуемо изменяться свойства и признаки растений и животных, подвергшихся этому влиянию.

Влияние внешней среды могущественно, и даже породы, подвергшиеся наименьшим изменениям вследствие того, что в домашнем состоянии они находятся сравнительно недавно и живут в климате, который им не чужд, все же могут обнаруживать значительные отличия по сравнению с их дикими прародителями. «Так, например,—замечает Ламарк, — наши домашние утки и гуси сохраняют сходство с дикими, но утратили уже способность взлетать высоко на воздух и проноситься там большие пространства, так что по состоянию своих частей они действительно разнятся от породы, от которой ведут свое происхождение».

Кроме влияния изменений внешней среды, которая является важнейшим фактором в образовании сортов и пород, в последнем может играть роль, по мнению Ламарка, и скрещивание. Ламарк, как и впоследствии Дарвин, обсуждает вопрос о происхождении пород домашних собак.

«Где найти теперь в природе, — пишет Ламарк, — это огромное количество существующих ныне пород собак, полученных нами путем домашнего воспитания. Где найти этих догов, борзых, пуделей, лягавых, болонок и т. д. и т. д. — пород, представляющих между собой более резкие различия, чем принимаемые нами за видовые между животными одного и того же рода, ведущими свободный образ жизни».

Ламарк предполагает, что когда-то существовала одна начальная порода, очень близкая к волку (если только последний не был ее истинным представителем), и в какую-нибудь эпоху она была обращена человеком в домашнее состояние. Особи этой породы, не представляющие сначала никакой разницы между собой, мало-помалу были распространены человеком по разным странам с различным климатом, и со временем эти особи под влиянием местных условий и разных привычек, неизбежно усваиваемых в каждой стране, подверглись значительным изменениям и образовали несколько особых пород. Далее он допускает, что представители образовавшихся пород завозились торговыми людьми из отдаленных местностей в крупные центры, в столицы, где путем скрещивания и размножения образовались последовательно все ныне существующие породы.

Если в течение сравнительно короткого периода животные и растения, помещаемые человеком в новые условия среды, могли так сильно измениться, то значит, заключает Ламарк, и в дикой природе, где виды растений и животных подвергались тем или иным измененным внешним условиям в течение огромных промежутков времени, они должны были изменяться.

Ламарк говорит, что если семена какого-нибудь злака или другого растения, свойственного сырому лугу, будут перенесены случайно на склон холма, где почва еще достаточно влажна, чтобы предоставить растению необходимые условия для существования, они приживутся на новом месте.

После долгого пребывания здесь и смены многих поколений эти растения могут постепенно продвинуться в зону сухой, почти безводной почвы другого, более крутого ската; если им удастся прижиться и здесь и сохраниться в течение ряда поколений, они изменятся до такой степени, что ботаники сочтут их за особый вид. То же самое произойдет и с животными, которых внешние обстоятельства понудят переменить климат, образ жизни и привычки; но по отношению к животным влияние указанных условий должно быть более продолжительным, чтобы вызвать заметное изменение особей.

Ламарк обращает внимание на то, что не только каждая местность обладает особой природой и особыми свойствами, в зависимости от своего положения, строения и климата, но каждая местность сама изменяется с течением времени по своему положению, климату, природе и особенностям.

Таким образом, внешние условия меняются не только в пространстве но и во времени, и, следовательно, виды животных и растений изменяются не только тогда, когда они переселяются, вследствие той или иной причины, из одного пункта земного шара в другой, но и оставаясь в одном пункте, если в этом пункте изменились условия существования.

На поверхности земного шара, как совершенно правильно утверждает Ламарк, ничто не пребывает в неизменном состоянии. Все изменяется во времени: возвышенности понижаются от постоянного действия солнца, воды и других причин. Русла рек, ручьев, даже морей изменяют форму, глубину и незаметно перемещаются. Все на земной поверхности, изменяет свое положение, форму, природу и наружный вид, и даже климаты разных стран не отличаются большим постоянством.

Это медленное, но постоянно происходящее на земном шаре изменение условий, в которых протекает жизнь видов, населяющих землю» вызывает хотя и медленное, но неуклонное их изменение. Ламарк доказывает, что представление о постоянстве видов противоречит всему тому, что говорит практика выведения пород и сортов животных и растений всему тому, что известно о влиянии внешних    условий на организм. Постоянство видов является кажущимся, относительным и обусловлено медленностью их изменения и краткостью человеческой жизни. Поэтому вместо ложного принципа постоянства видов, провозглашенного Линнеем, Ламарк предлагает принять положение об изменяемости видов.

Учение о градации, т. е. расположении организмов в виде лестницы (градус — ступень), вытекает у Ламарка из его    работ над созданием естественной системы. Эта идея проводилась им как в зоологических, так и в более ранних ботанических работах.

По Ламарку, систематические подразделения являются искусственными. В действительности природа не производила ни классов, ни отрядов, ни семейств, ни родов, ни постоянных видов. Порядок, в котором природа создавала свои формы, может быть обнаружен в результате установления сходства между ними, при сравнении их органов. Такое рассмотрение животного царства приводит Ламарка к установлению 14 классов, и расположению их по ступеням лестницы, где наблюдается постепенная деградация, т. е. упрощение строения от млекопитающих до инфузорий. Однако такое расположение не соответствует тому порядку, в котором животные возникали в природе. Природа производила их в обратном порядке — от простейших к высшим формам, т. е. в порядке градации, или возрастающей сложности строения. Факт градации служит Ламарку доказательством того, что природа постепенно произвела виды такими, какими они являются теперь. Ламарк пишет: «В самом деле, если правда, что все живые тела — произведение природы, приходится думать, что она могла произвести их только в последовательном порядке, а не всех сразу, в короткий срок; но если она образовала их постепенно, уместно предположить, что она начала с простейших и только в конце дошла до самых сложных организаций животного и растительного царства».

Таким образом, градация организмов, расположение их по ступеням все более повышающейся организации есть результат постепенного развития органического мира, отображение постепенного хода эволюционного процесса.

Приняв это положение, Ламарк предложил изменить установленный в то время порядок изложения материала в зоологии, начиная с высших и кончая низшими формами, на обратный, другими словами, ввел эволюционный принцип в построение курса зоологии.

Однако эволюция происходила не только в сторону повышения организации. «Природа, — писал Ламарк, — не заключила своего могущества в такие рамки», она внесла чрезвычайное разнообразие в условия той или иной среды, и это разнообразие вызвало различие в организации животных, находящихся на одной ступени развития.

«Если бы природа, — пишет Ламарк, — создала одних только водных животных и если бы эти животные все и всегда жили в одинаковом климате, в однородной по составу воде, на одной и той же глубине и т. д., очевидно, в организации этих существ наблюдалась бы правильная и равномерная градация». Однако это не так.

Ламарк указывает, что природа внесла чрезвычайное разнообразие в самые условия вод. Воды бывают пресные и соленые, стоячие и текучие, различны между собой воды жарких и холодных стран; наконец, различная глубина вод создает самые разнообразные условия для живущих в них животных. Поэтому породы животных, стоявшие на одной ступени организации, оказавшиеся в различных условиях, испытали на себе разные влияния и резко разошлись в своих признаках.

Таким образом, эволюция шла не только по пути повышения организации видов, ной по пути расхождения их организации в разные стороны, в зависимости от тех специфических условий, в которые попадали эти виды. Если причиной изменения и развития видов были и являются изменения внешней среды, то возникает существенный вопрос, как представить себе это воздействие внешней среды на организм, каковы взаимоотношения между организмом и средой. Ламарк дает ответ и на этот вопрос, и этот ответ составляет наиболее существенную часть его учения.

Ламарк предостерегает читателя от буквального упрощенного понимания выражения, что изменения внешних условий изменяют организацию животных. «Здесь я должен пояснить,— пишет Ламарк, — какой смысл вкладываю я в выражение: внешние обстоятельства влияют на форму и организацию животных, т. е. становясь резко различными, внешние обстоятельства изменяют соответственным образом и форму животных, и даже их организацию».

«Конечно, — продолжает дальше Ламарк,— приняв это выражение в буквальном смысле, пришлось бы обвинить меня в допущении ошибки, так как каковы бы ни были обстоятельства, они никакого изменения в форме и организации животных непосредственно не производят». Внешние обстоятельства, внешняя среда лишь постольку могут оказывать влияние на организацию растения или животного, поскольку они вступят во взаимодействие с организмом, будут воздействовать на ту или иную его деятельность, изменят ту или иную его функцию.

У растений изменение внешней среды вызывает изменения в питании «в процессах поглощения и выделения, в обычно получаемом количестве тепла, света, воздуха и влаги», т. е. в том, что современная наука обозначает термином обмена веществ в широком и глубоком смысле этого слова.

У животных мы имеем по существу то же самое; и у них среда воздействует на организм, на органы через их функцию, как говорил Ламарк, через их употребление или неупотребление, но у животных функция сложнее, ввиду наличия мышечной и нервной систем, и формы поведения в ответ на раздражение внешней среды сложнее и многообразнее, чем у растений. '«Крупные перемены во внешних обстоятельствах,— писал Ламарк,— приводят к крупным изменениям потребностей животных, а изменения в потребностях неизбежно ведут к переменам в действиях. Если новые потребности обратятся в постоянные или укоренятся надолго, животные приобретут в таком случае новые привычки, длительность которых будет такова же, как и обусловивших их потребностей».

Приобретенные же привычки «поведут к тому, — продолжает Ламарк — что данные животные будут пользоваться одной частью своего тела более чем другой, и в известных случаях перестанут вовсе употреблять какую-нибудь часть, сделавшуюся бесполезной». В первом случае непрекращающееся пользование частью «мало-помалу усиливает ее, развивает и под конец значительно увеличивает», во втором случае, вследствие неупотребления части, она начинает постепенно отставать в развитии от других частей, хиреет, слабеет и, наконец (если она совершенно не употреблялась в течение долгого времени), безвозвратно исчезает.

На основании этих соображений Ламарк выдвигает два закона, в которых формулирует свой взгляд на возникновение изменений и на их передачу по наследству. Законы эти вкратце сводятся к следующему.

1. Постоянное употребление органа в молодом возрасте животного увеличивает, развивает этот орган, неупотребление—уменьшает и может привести к полному его исчезновению.

2. Приобретенные изменения сохраняются путем передачи их по наследству.

Подчеркивая важное значение высказанных им законов, Ламарк в развитие их приводит соображения, из которых вытекает основной вывод этой части его учения. Он указывает, что факт полного соответствия формы органа его употреблению часто неправильно истолковывается учеными, которые предполагают, что форма и состояние частей привели к употреблению последних. Повседневное наблюдение над животными опровергает эту точку зрения, оно убеждает в противном, а именно в том, что потребности животных вызвали развитие данных органов, обусловили их появление и, следовательно, привели в то состояние, в котором мы наблюдаем их в настоящее время.

«Если бы это было иначе,— пишет Ламарк, — природе пришлось бы создать для частей тела животных столько форм, сколько потребовало бы разнообразие жизненных условий, и эти формы, как и эти условия, никогда не должны были бы изменяться». При этом, рассуждает Ламарк, не могли бы возникнуть разнообразные породы домашних животных — лошадей, собак и т. д., так как природа сама по себе не производила подобных пород, наконец, дикие растения, сколько бы они ни разводились на плодородной почве, не изменились бы после долгой культуры. Следовательно, не форма частей тела обусловливает функции животного, но, напротив, его деятельность, образ жизни и те внешние условия, где находились особи, от которых данное животное происходит, обусловили с течением времени форму его тела, число и состояние его органов и, наконец, присущие ему способности.

Таким образом, провозглашенное Ламарком материалистическое положение о наследовании приобретенных свойств, лежащее в основе изменчивости организмов, неслучайно; оно вытекает из правильного понимания им глубокой неразрывной связи организма со средой его обитания, осуществляющейся через отправление, функцию, обмен веществ в широком смысле этого слова.
 


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован...


Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб...


Препараты для профилактики и лечения вирусных заболеваний

Препараты для профилактики и лечения оспы. Оспенная вакцина сухая — Vaccinum variolae siccum является живой вакциной. В зависимости от субстрата, на котором культивируют вирус, различают дермальную (культивирование на коже животных), тканевую (культивирование в клеточных культурах) и яичную или ововакцину (культивирование на куриных эмбрионах).

Возбудители основных вирусных заболеваний

Возбудитель оспы. Возбудитель оспы является одним из самых крупных вирусов (200—350 нм). Этот вирус может быть обнаружен в оптическом микроскопе при применении специальных методов окраски (тельца Пашена).

При натуральной оспе в эпителиальных клетках обнаруживаются внутриклеточные включения — тельца Гуарниери.



Категория: Развитие органического мира
Просмотров: 17 | Теги: .Жан-Батист Ламарк, труды Ламарка, Учение Ламарка | Рейтинг: 0.0/0