Критика мальтузианских положений Дарвина русскими дарвинистами.

Критика мальтузианских положений Дарвина русскими дарвинистами. С этих позиций критиковали Дарвина его русские современники и последователи — А. Н. Бекетов, И. И. Мечников и в наше время Т. Д. Лысенко.

В самом деле, если стать на путь признания действенности внутривидовой конкуренции, нужно признать не пользу, а вред от большой плодовитости, так как, обостряя антагонизм, она должна привести к уменьшению численности вида, Последнее, как показал сам Дарвин, и есть путь к вымиранию.

Против этих неверных установок говорят как факты, собранные самим Дарвином, так и выдвинутый А. Н. Бекетовым «закон плодовитости растений».

И. И. Мечников собрал большое число фактов, показывающих, что в условиях, благоприятствующих возможности перенаселения, наблюдается не бурный эволюционный прогресс, а, наоборот, застой и сохранение архаических форм. Он ссылается на большое постоянство европейских пресноводных растений, древность которых восходит к эпохе, предшествовавшей образованию Альп и даже Пиренеев. То же самое он констатирует относительно населения океанических островов, которое весьма бедно видами. На островах так же, как и в пресных водах, ограниченность пространства весьма благоприятствует перенаселению, однако оно не стимулирует образования новых видов.

Отсюда И. И. Мечников делает вывод, что для процесса видообразования решающее значение имеет борьба многих разнородных форм. Он указывает на противоречия, имеющиеся у Дарвина, в частности, по вопросу о сохранении низших форм параллельно с высшими. Дарвин утверждает, что некоторые низшие формы сохранились благодаря тому, что живут в уединенных местах, не встречая там конкурентов; так, например, на бесплодном песчаном берегу южной Бразилии единственным конкурентом ланцетника является один вид кольчатого червя. Здесь Дарвин забывает мальтузианский принцип, согласно которому наиболее сильными конкурентами являются особи того же вида, и это обстоятельство должно было бы привести к формообразованию. Все эти факты свидетельствуют против представление о перенаселении как факторе эволюции. Мальтузианская трактовка плодовитости как источника внутри-видовой борьбы является парадоксом, так как не согласуется с несомненным значением ее как одного из главных моментов выживания вида в его борьбе с другими видами.

одуванчик кок-сагызаТ. Д. Лысенко показал теоретичность и необоснованность положения Дарвина об антагонизме внутри вида как факторе эволюции, исходя из практики сельского хозяйства. Практика культуры одуванчика кок-сагыза доказала, что «геометрическая» прогрессия размножения этой формы едва достаточна для того, чтобы покрыть его истребление. Применявшиеся вначале (во избежание внутривидовой конкуренции) разреженные посевы лишали возможности получить урожай семян, достаточный для расширения посевной площади. Посев по одному зернышку не давал возможности собрать даже то количество семян, которое было затрачено при посеве, или вовсе не давал всходов.

Проблема культуры кок-сагыза была разрешена только благодаря предложенному Т. Д. Лысенко гнездовому способу посева (в одну лунку 100 — 150 семян). Находясь вместе, растения приобретали преимущество для своего развития, что обеспечило возможность получения высоких урожаев семян и высокий выход товарной продукции — корней.

Практика сельского хозяйства опровергла также и другой приведенный Дарвином пример, который должен иллюстрировать наиболее  обостренную борьбу между близкими формами, а именно между различными разновидностями пшеницы. Дарвин считал, что при посеве смешанными семенами более урожайная разновидность пшеницы вытеснит менее урожайные. На практике же оказалось, что, если не производить прополку, растения менее урожайной разновидности, находясь в окружении более урожайных растений, при последующих посевах до известного предела численно возрастают. Это объясняется преимуществами от улучшенного окружения, а именно растения менее урожайной разновидности, находясь в окружении более урожайных, не подвергаются нападению тех многочисленных вредителей и тем болезням, которым они подвергаются при высеве в чистом виде и которые обусловливают их неурожайность. Кроме того, они сами обладают какими-то преимуществами, которых .лишены растения основной разновидности. Вследствие всех этих причин растения низкоурожайной разновидности становятся более урожайными не только по отношению к растениям своего сорта, высеянным в чистом виде, ной по отношению к основной разновидности (урожайной).

Вследствие громадного истребления перенаселенность в пределах  вида — явление весьма редкое. Т. Д. Лысенко пишет: «Если случайно на небольших площадях, причем в течение короткого времени, и можно наблюдать перенаселенность наиболее близких растительных или животных форм, то в такой перенаселенности все равно нет движущей силы эволюции. Наоборот, у всех организмов замечается, хотя и в разной степени, ослабленность жизни. Все близкие организмы, испытавшие действие случайной перенаселенности, всегда будут менее приспособлены . для выживания, чем они же до влияния перенаселенности».

Можно привести многочисленные иллюстрации правильности этого вывода. Так, например, в искусственных карповых прудах, где нет хищных рыб, при отсутствии систематического отлова населенность пруда может настолько увеличиться, что пищи будет нехватать. Тогда все население испытает угнетение, начнет мельчать и деградировать, но отнюдь не наступит бурного формообразования. Культура бактерий, если питательная среда не меняется (без пересевов), приходит к дегенерации без всякого формообразовательного процесса.

Таким образом, перенаселенность не может быть фактором отбора, фактором прогресса, ибо все особи при перенаселенности испытывают угнетение, жизнедеятельность их падает.

Вид живет и прогрессирует не за счет этих редких случаев, приводящих к развитию слабого мало жизненного потомства, — он развивается и прогрессирует в борьбе и взаимосвязи с другими видами, а также приспосабливаясь к разнообразным условиям окружающей мертвой природы.


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован...


Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб...


Препараты для профилактики и лечения вирусных заболеваний

Препараты для профилактики и лечения оспы. Оспенная вакцина сухая — Vaccinum variolae siccum является живой вакциной. В зависимости от субстрата, на котором культивируют вирус, различают дермальную (культивирование на коже животных), тканевую (культивирование в клеточных культурах) и яичную или ововакцину (культивирование на куриных эмбрионах).

Возбудители основных вирусных заболеваний

Возбудитель оспы. Возбудитель оспы является одним из самых крупных вирусов (200—350 нм). Этот вирус может быть обнаружен в оптическом микроскопе при применении специальных методов окраски (тельца Пашена).

При натуральной оспе в эпителиальных клетках обнаруживаются внутриклеточные включения — тельца Гуарниери.



Категория: Развитие органического мира
Просмотров: 62 | Теги: биология Дарвин, мальтузианские положения Дарвина