Борьба вокруг учения Дарвина в странах Западной Европы и Америке

Первое издание книги Дарвина, вышедшее в свет в количестве 1 250 экземпляров, разошлось в один день. Вслед за ним вышло второе издание, а меньше чем через год понадобилось третье.

Большой успех книги объясняется в первую очередь назревшей в ней потребностью: она давала ответ на наболевшие вопросы. Другим условием успеха был ее умеренный размер, ясность, богатство й тщательность подбора фактического материала. Естественно, что реакционная часть представителей науки враждебно встретила теорию Дарвина. Прежде чем получить всеобщее признание, теория Дарвина должна была выдержать ожесточенную борьбу.

Особенно резкие нападки вызвала эта теория со стороны представителей клерикального направления ввиду ее материализма и подрыва ею религиозных догм. Но и представители натурфилоссфской школы отнеслись к ней враждебно, так как она шла в разрез с их представлением об «объективной идее», воплощенной в организмах. Теория Дарвина затрагивала также и представителей учения «о конечных причинах» и «целях» в природе.

Против Дарвина выступили, таким образом, не только представители метафизического мировоззрения, но и многие трансформисты. Наиболее ожесточенные нападки вызвала одна строчка в «Происхождении видов»: «Свет может быть брошен и на происхождение человека и его историю». Эту идею он позже развил в отдельном труде «Происхождение человека и половой отбор». В результате Дарвина стали обвинять в безнравственности, церковники призывали к решительной борьбе против разлагающего влияния дарвинизма.

Однако младшее поколение прогрессивно настроенных ученых иначе восприняло учение Дарвина. Многие из них стали горячими приверженцами и убежденными защитниками дарвинизма.

Кульминационным пунктом в разгоревшейся вокруг дарвиновского учения борьбе в Англии был знаменитый оксфордский диспут, состоявшийся 30 июня 1860 г. Здесь впервые на многолюдном собрании столкнулись противники и защитники нового учения.

С резкими нападками на Дарвина выступил весьма искусный оратор, прославившийся своим полемическим мастерством, оксфордский епископ Вильберфорс, в качестве защитников дарвинизма выступили ученые — зоолог Томас Гекели (1825 — 1895) и ботаник Гукер (1817 — 1911). Дарвин на диспуте не присутствовал, так как по состоянию здоровья не покидал Дауна.

Критики учения ДарвинаРечь епископа не представляла научной критики дарвиновского учения, а имела целью воздействовать главным образом на эмоциональную сторону слушателей. Ряд примеров, приведенных им, обнаружил его полную безграмотность в области естественных наук. Этим воспользовался Гекели и наголову разбил епископа. Он изложил содержание учения Дарвина и указал, что эта теория связывает единой нитью рассуждения огромное количество фактов и является самым лучшим из того, что было предложено до сего времени для объяснения происхождения видов. В таком же духе выступил и Гукер, причем он со своей стороны привел в защиту дарвиновского учения ряд доказательств из области географического распространения растений, над чем он как раз работал в это время.

Поражение Вильберфэрса было всеми признано. Оксфордский диспут явился переломным моментом в общественном мнении Англии в пользу дарвиновской теории. Борьбу за дарвинизм в Англии возглавил Гекели, который вскоре после оксфордского диспута выступил с блестящей (анонимной) статьей в «Таймсе», а также вступил в полемику с Оуэном, считавшимся одним из крупнейших анатомов и палеонтологов своего времени.

Оуэн являлся представителем натурфилософской школы и объективно значительно способствовал развитию идеи эволюции, обогатив ее рядом крупных открытий, доказывающих единство строения животных организмов. Одним из таких открытий, в частности, является открытие им археоптерикса, перебросившее мост между рептилиями и птицами. Оуэн критиковал Дарвина с идеалистических позиций. Он отстаивал мысль о коренных анатомических отличиях в организации человека по сравнению с животными и пытался указать такие анатомические различия в строении человеческого мозга, которые дали бы основание отнести его в особый подкласс.

Гекели доказал, что указанные Оуэном признаки присущи не только человеку, но и человекообразным обезьянам. Гекели привел действительные различия между мозгом человека и высших обезьян (относительно больший вес мозга, меньшая симметричность полушарий, большее число извилин и т. д.). Эти различия совершенно недостаточны для выделения человека в особый подкласс. Он производил исследования черепов современного человека и ископаемых форм (неандертальца), читал лекции об ископаемых остатках человека и выпустил книгу «Место человека в природе», которая пользовалась большой популярностью. Гекели вел полемику также с Майвартом, профессором естествознания Католиче¬ского колледжа.

Майварт, как и Оуэн, не отрицал эволюции вообще. Он отрицал лишь дарвиновский принцип — творческую роль отбора. Признавая изменчивость организмов, Майварт считает причиной ее якобы заложенное в организмах внутреннее стремление к усовершенствованию как изначальное свойство всего живого: По мнению Майварта, новые виды возникают внезапно, под влиянием внутренних стимулов.

Гекели опубликовал большую полемическую статью, где дал блестящий анализ аргументов Майварта и показал их несостоятельность. Позже Гекели расширил сферу своего влияния за пределы Англии, вступив в полемику с крупным немецким гистологом и эмбриологом Альбертом Кёлликером и французским физиологом академиком Флурансом. Гекели был, несомненно, одним из наиболее последовательных дарвинистов, тем не менее он не мог преодолеть ограниченность идеологии своего класса и назваться материалистом. Он называл свое мировоззрение агностицизмом. Но Ленин писал, что агностицизм Гекели «есть фиговый листок материализма» и резкие нападки на Гекели со стороны идеалистов объясняются именно тем, что «под его агностицизмом скрывается в сущности материализм» .

Активное участие в борьбе за дарвинизм в Англии принял также Гукер. Все его работы написаны под сильным влиянием идей Дарвина. Он выдвинул ряд новых доказательств в пользу теории Дарвина из области географического распространения растений на основании своих работ над флорой Новой Зеландии, Тасмании, Австралии и Антарктики.

Дарвину оказывал постоянную поддержку Ч. Ляйэлль. Он высоко ценил труд Дарвина и утверждал, что сила доказательств Дарвина такова, что, если сделать ему хоть малейшую уступку, неизбежно придется принять все учение в целом. Однако он далеко не сразу заявил о своей готовности присоединиться к теории Дарвина, ибо логически ее надо было распространить и на человека, что Ляйэлль не решался сделать. Только во втором издании своего труда «Древность человека» Ляйэлль высказался более определенно в пользу дарвиновской теории, — здесь он уже выражает уверенность, что она скоро будет принята в науке.

Альфред Руссель Уоллес (1823 — 1913) также принял деятельнее участие в борьбе за дарвинизм.. Как указывалось, Уоллес пришел к идее эволюции независимо от Дарвина.

Однако его подход к разрешению проблемы эволюции был иным, чем у Дарвина. Дарвин при создании своей теории исходил из практики выведения пород домашних животных и сортов культурных растений, Уоллес возражал против приложимости этих категорий к условиям дикой природы. Единственным критерием теории Уоллеса является мальтусовский принцип перенаселения.

Уоллес разошелся с Дарвином по ряду существенных моментов.

1. Он категорически отрицает передачу по наследству благоприобретенных признаков. Единственным фактором эволюции он признает естественный отбор. Этим Уоллес положил начало новому направлению, развитому впоследствии Августом Вейсманом и получившему название неодарвинизма. Неодарвинизм отрицает влияние внешней среды на наследственную основу, что приводит в конечном счете к отрицанию материалистической сущности дарвинизма.

2. Уоллес отрицает половой подбор. В противовес ему он выдвигает свою «теорию птичьих гнезд», согласно которой половой диморфизм развился у птиц не в результате предпочтения, отдаваемого самками более ярко окрашенным самцам, а, наоборот, тусклая, незаметная окраска самок выработана естественным отбором как защитная при открытом способе гнездования.

Однако эта теория нисколько не исключает полового отбора, ибо процесс образования защитной окраски самок может идти параллельно с подбором более ярких самцов.

3. Уоллес отказался от приложения эволюционной теории к происхождению человека и выдвинул реакционное положение о роли «высшего начала», творца, в становлении человека. Это обезоруживает теорию Уоллеса, приводит его к идеализму и мистике.

Положительный вклад в теорию эволюции вносят работы Уоллеса о географическом распространении животных, а также разработанные им вопросы приспособительной окраски и мимикрии.

Уже в 1864 г. сторонники дарвиновской теории почувствовали, себя настолько сильными, что смогли добиться присуждения Дарвину величайшей для ученого в Англии награды — коплеевской медали. Присуждение коплеевской медали Дарвину служит лучшим свидетельством поворота общественного мнения Англии в пользу дарвиновской теории.

Во Франции теория Дарвина была встречена холодно, она почти не нашла откликов в печати.

Одним из наиболее видных противников дарвинизма в этой стране явился секретарь Академии наук известный физиолог Флуранс. Его выступление получило, как было указано выше, соответствующую отповедь со стороны Гекели.

Германия дала значительное число крупных ученых, сторонников и продолжателей дарвинизма. Из них, несомненно, первое место принадлежит Геккелю (1834—1919).

Геккель — блестящий полемист и популяризатор идей Дарвина, развивший далее ряд его положений. Геккель был крупным зоологом: ему принадлежит ряд обширных монографий по радиоляриям, губкам, медузам и сифонофорам. Вслед за Горяниновым Геккель считает основной задачей систематики выяснение эволюционных родственных связей между различными систематическими группами организмов и проводит эту идею в своих монографиях..

Путем филогенетических исследований Геккель надеялся подойти к выяснению вопроса о происхождении жизни на земле, а также о ранних стадиях филогенеза живых существ. Геккель считал, что все ныне существующие организмы произошли от одной формы, зародившейся на заре развития нашей планеты, путем длительной эволюции. Эта первоначальная форма представляла комок гомогенной протоплазмы без ядра. Она была названа Геккелем монерой. Все остальные клетки произошли, по его мнению, из монер путем диференциации. Ряд таких монер он «открыл» и описал, но впоследствии они оказались обыкновенными клетками с одним или даже несколькими ядрами.

Деление организмов на царство животных и растений Геккель считает недостаточным. Он вводит еще царство протистов, куда относит монеры и все одноклеточные существа. Затем Геккель попытался представить дальнейший ход эволюционного развития организмов от монер до высших форм. По Геккелю, монеры дали начало одноклеточным формам, а эти последние — многоклеточным. Стадии филогенетического развития животных он выводит из стадий их онтогенеза. Основываясь на громадном фактическом материале, добытом А . О. Ковалевским и И. И. Мечниковым, Геккель сформулировал биогенетический закон, согласно которому онтогенез есть краткое повторение филогенеза, а также свою теорию происхождения многоклеточных (см. «Зародышевое развитие»).

В вопросе о взаимоотношениях организма со средой его обитания Геккель более последователен, чем Дарвин. Он совершенно правильно ставит на первый план прямое воздействие условий жизни и определенную изменчивость.

При этом он выдвигает закон накопляемой приспособляемости, согласно которому организмы сильно и прочно изменяются, если изменения условий их жизни даже незначительны, но действуют длительно. Эти изменения обычно связаны с изменением климата, пищи и т. п.

Геккель широко популяризировал дарвинизм, выступая с публичными лекциями, в печати, на съездах естествоиспытателей и врачей. Он сумел повести за собой прогрессивно настроенных представителей науки и общественности Германии.

Вера в неизменяемость видов, в конце концов, была подорвана, и эволюционная идея стала общепринятой. Однако часть ученых, признав эволюционную идею вообще, рассматривала дарвиновскую теорию как гипотезу, которая требует еще длительной проверки и доработки. Различное отношение к дарвиновской теории со стороны этой группы ученых и геккелевцев остро обнаружилось на Лейпцигском съезде. Здесь Дюбуа-Раймон выступил с речью «О границах познания природы», в которой он утверждал, что есть ряд вопросов, которые человеческий ум никогда не постигнет. Геккель, который стоял на позициях стихийного материализма, считал, что неразрешимых загадок в природе нет, большинство из указанных Дюбуа-Раймоном вопросов уже разрешается с помощью теории Дарвина, другие будут разрешены, когда наше познание природы соответственно увеличится.

Новое столкновение между этими двумя направлениями научной мысли произошло на Мюнхенском съезде в 1877 г. Здесь полемика велась между Геккелем и Вирховым.

Геккель требовал введения преподавания дарвинизма в школу, против чего Вирхов резко восстал. Вирхов утверждал, что дарвинизм еще не является научной истиной, дарвинизм — только гипотеза, которая должна быть достоянием узкого круга людей науки. Кроме того, дарвиновское учение содержит социалистические тенденции и при широкой пропаганде, будучи усвоено социалистами, может стать серьезной угрозой существующему государственному порядку и церкви.

Выступление Вирхова было поддержано клерикальной печатью. Однако Геккель, возражая против утверждений Вирхова о социалистических тенденциях дарвинизма, занял в этом вопросе реакционную позицию. По его мнению, дарвинизм несет в себе аристократические тенденции. Это утверждение Геккеля стало отправным пунктом для лженаучного направления, получившего название социального дарвинизма. Социальный дарвинизм ставил себе задачу оправдать существующее в капиталистическом мире неравенство «естественными законами» природы Новое направление усвоило высказанное Дарвином положение о внутривидовой конкуренции, связанное с его некритическим отношением к мальтузианству. Согласно этому представлению, более приспособленные особи человеческого рода (т. е. капиталисты) выживают, а широкие трудящиеся массы, побежденные в борьбе за жизнь, обречены на нищету и вымирание.

Социальный дарвинизм, утверждая метафизические положения о вечности капиталистических отношений, явился в дальнейшем исходным пунктом для развития фашистской евгеники, человеконенавистнических расистских теорий.

Ленин отмечает непоследовательность естественно-исторического материализма Геккеля, договорившегося до вопиющих нелепостей в области политики. Тем не менее Ленин дает высокую оценку Геккелю как популяризатору и пропагандисту дарвинизма. Из опубликованных Геккелем трудов наибольшую известность приобрели «Естественная история творения» и «Мировые загадки».

Ленин дал следующую оценку «Мировым загадкам» Геккеля: «Буря, которую вызвали во всех цивилизованных странах „Мировые загадки" Э. Геккеля, замечательно рельефно обнаружила партийность философии. Сотни тысяч экземпляров книги, переведенной тотчас на все языки, выходящей в специально дешевых изданиях, показали воочию, что книга эта „пошла в народ", что имеются массы читателей, которых сразу привлек на свою сторону Э. Геккель ».

Далее Ленин отмечает общий материалистический дух книжки Геккеля: «...неистребимость естественно-исторического материализма, непримиримость его со всей казенной профессорской философией и теологией. Лично Геккель не желает рвать с филистерством, но то, что он излагает с таким непоколебимо наивным убеждением, абсолютно не мирится ни с какими оттенками господствующего философского идеализма ».

Пропагандистом дарвиновских идей в Америке был известный ботаник Аза-Грей, который дополнил теорию Дарвина рядом доказательств и иллюстраций. Но, защищая дарвинизм от нападок клерикалов, он всячески пытался доказать, что учение Дарвина совместимо с религией.


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован...


Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб...


Препараты для профилактики и лечения вирусных заболеваний

Препараты для профилактики и лечения оспы. Оспенная вакцина сухая — Vaccinum variolae siccum является живой вакциной. В зависимости от субстрата, на котором культивируют вирус, различают дермальную (культивирование на коже животных), тканевую (культивирование в клеточных культурах) и яичную или ововакцину (культивирование на куриных эмбрионах).

Возбудители основных вирусных заболеваний

Возбудитель оспы. Возбудитель оспы является одним из самых крупных вирусов (200—350 нм). Этот вирус может быть обнаружен в оптическом микроскопе при применении специальных методов окраски (тельца Пашена).

При натуральной оспе в эпителиальных клетках обнаруживаются внутриклеточные включения — тельца Гуарниери.



Категория: Развитие органического мира
Просмотров: 30 | Теги: отрицание учения Дарвина, учения Дарвина, критика учения Дарвина