Развитие и победа диалектико-материалистического взгляда на живую природу

Окаменелое метафизическое мировоззрение было подорвано общественно-производственной практикой. Промышленная революция и новые требования, предъявленные к сельскому хозяйству, дали толчок к развитию науки. Множество данных, свидетельствующих об единстве всех живых существ, современных и ископаемых, было накоплено самими учеными-метафизиками (данные сравнительной анатомии, эмбриологии, палеонтологии, открытие клетки). Установлена была смена низших организмов высшими по мере перехода от более древних слоев земли к более поздним.

Такое крупнейшее обобщение, как учение об единстве в строении и развитии всех живых форм — клеточная теория, предложенная П. Ф. Горяниновым (1834) и Шванном (1839), потрясло теорию разобщенности и изолированности групп живых существ. Понятие неизменного вида с его резко очерченными границами — основа систематики — становилось все более неопределенным и расплывчатым.

Наукам о неорганическом мире, своими открытиями свидетельствующим против неизменности явлений природы, также пришли на помощь: астрономия (система Канта-Лапласа), физика, (закон сохранения и превращения вещества и энергии Ломоносова), химия (синтез органических соединений из неорганических — Зинин, Велер), геология (учение Ломоносова и Ляйеля о развитии лика земли). Данные этих наук показывали, что явления природы не являются застывшими, изолированными друг от друга, что они связаны друг с другом и переходят друг в друга, что солнечная система и даже земной шар развились во времени.

Однако в начале XIX столетия традиционное метафизическое мышление было еще настолько прочным, что, когда Ламарк предложил свою теорию эволюции, она не только не встретила сочувствия в зарубежных странах, но даже вызвала насмешки, глумление, яростное сопротивление со стороны крупнейших ученых-метафизиков того времени. С гордостью за русскую науку мы должны отметить, что в это тяжелое время в России жили и боролись за теорию развития такие глубокие мыслители-эволюционисты, как П. Ф. Горянинов и К. Ф. Рулье.

Лишь 50 лет спустя после выхода в свет основного произведения Ламарка идея развития была победоносно проведена в биологию Дарвином. Дарвин показал, что все населяющие землю организмы не всегда были такими, что они имеют свою историю и произошли от низших по своей организации существ путем развития, длившегося миллионы лет.

Установив, что все организмы связаны между собой и с окружающей их внешней средой сложным взаимодействием, являющимися основой их развития, Дарвин утвердил материалистическое мировоззрение в биологии и тем самым подорвал основные корни метафизического мировоззрения Он показал, что изменение вида совершается на основе всеобщей связи, взаимодействия, что оно происходит само собой и неизбежно ведет, благодаря естественному отбору, ко все большей приспособленности организмов к окружающей среде. Таким образом получила свое материалистическое объяснение удивительная целесообразность организации живых существ, их приспособленность к окружающей среде, целесообразность, которую в предыдущий метафизический период объясняли разумной волей творца. Важнейшее убежище идеализма было разгромлено, было сломлено его сильнейшее оружие: богу не осталось места в природе.

Труды Ламарка и Дарвина положили начало научной биологии. Ленин говорит: «Дарвин положил конец воззрению на виды животных и растений как на ничем не связанные, случайные, „богом созданные“ и неизменяемые и впервые поставил биологию на вполне научную почву» .

Борьба передовых ученых Ламарка и Дарвина против метафизического мировоззрения, значение этих ученых в развитии биологической науки, в деле утверждения материалистического мировоззрения были высоко оценены товарищем Сталиным, который указал: «Они (Ламарк и Дарвин.—Авт.) поставили на ноги биологическую науку» .

Значение Ламарка и Дарвина в развитии биологии велико. Ламарк впервые сформулировал теорию эволюции, отметил огромное значение условий внешней среды в развитии организма. Предсказывая возникновение в дальнейшем науки об общем законе развития живых существ, он дал этой науке имя «биология». Дарвин доказал, что органический мир развивается; он вскрыл всеобщность индивидуальных изменений, на основе которых идет это развитие, показал, как путем естественного отбора полезные изменения накопляются и закрепляются в потомстве.

Но Дарвин отвлекся от изучения причин этих изменений: он исследует не их возникновение, а сохранение в потомстве уже возникших изменений. Дарвин не считал возможным при состоянии современной ему науки дать решение этого вопроса. Он прямо указал: «Первое появление жизни на земле, так же как и самая жизнь особи, находится совершенно вне области науки».

Таким образом, Дарвин, совершив великий научный подвиг, проведя идею развития в органический мир, доказав историческое развитие живой природы, не смог, вследствие ограниченности буржуазного мировоззрения, показать, как возникают те изменения в индивидуальной жизни особи, которые являются материалом для отбора.

Ко времени появления теории Дарвина биологические науки накопили большой материал и в другой области исследования. Большие успехи физики и химии позволили подойти к изучению организмов с новой точки зрения, не довольствуясь лишь морфологией: стало разбиваться физиологическое исследование. Ботаника и зоология включили новый раздел—физиологию.

Еще в XVII веке начинают применять законы механики для объяснения движений человеческого тела, а законы оптики — для объяснения зрения. Гарвей (XVII в.), открыв кровообращение, заложил основы научной физиологии. Ломоносов, а вслед за ним Лавуазье уже рассматривали дыхание как процесс соединения углерода тела с кислородом воздуха. В дальнейшем применение физического и химического анализа к деятельности организмов дало важные результаты. Было показано, что в организме происходит химическое превращение получаемых из внешней среды веществ, что поступающие в организм вещества иные, чем конечные продукты превращения. Особенно велики были успехи физиологии растений, которая в основных чертах выяснила, как происходит газообмен растений и их минеральное питание. Эти работы имели революционизирующее значение. Они показали, что растение не творит новых элементов, а все элементы, находящиеся в теле растения, получены им извне. В этот же период был осуществлен синтез органических веществ из неорганических. Этим доказывалось, что нет особых соединений, которые создаются организмами, как это думали раньше (откуда и название этих соединений — «органические соединения»). Как оказалось, органические соединения состоят из тех же элементов и могут быть получены искусственно. Все эти исследования, указывая на отсутствие непереходимой границы между живой и неживой природой, разрушали виталистическое учение о жизненной силе как источнике жизненных явлений и утверждали материалистическое понимание организма.

Однако, несмотря на большие успехи физиологии,— вернее, благодаря этим успехам,— механистический материализм укреплял свои позиции, ибо создавалось представление, что жизненное явление разложено на более простые химические и физические явления и сводимо к ним. Такое сведение движения высшего порядка к движению низшего порядка: физических и химических явлений — к механическим, биологических — к физическим и химическим, социальных—к биологическим, составляет характерную черту механистического материализма. На недостаточность такого объяснения неоднократно указывал Энгельс.

«Органическая жизнь невозможна без механического, молекулярного, химического, термического, электрического и т. д. изменения. Но наличие этих побочных форм не исчерпывает существа главной формы в каждом рассматриваемом случае».

Сведение деятельности организма к совокупности физических и химических процессов в самой общей форме, к чередованию процессов синтеза и анализа приводило к пониманию жизненного явления как постоянного повторения тех же явлений в неизменном кругу и не оставляло места развитию. За физическими и химическими явлениями перестали видеть особенности организма; расчленение и односторонний анализ заградили путь пониманию целого. Таким образом, и новые успехи биологических наук, создание научной дисциплины — физиологии, казалось, лишь вновь подтверждали учение механистического материализма. Понятно поэтому, что, исходя из такой научной основы, нельзя было выяснить важнейшей закономерности особи, закона ее развития. В итоге, несмотря на победу над концепцией неизменного вида, в науке все еще господствовало непонимание развития в индивидуальной жизни особи, имело место отождествление организма со сложно устроенной машиной. Подобные установки обезоруживали науку перед новым натиском реакции. Многочисленные идеалистические теории и теорийки этого времени возникали на фоне новых, исторических условий. Они являлись выражением реакционной идеологии капиталистического общества, уже не отвечавшего производительным силам, вызванным его развитием, боязни правящих классов за свое господство. Новейшие идеалистические теории, выражавшие взгляды реакционной буржуазии, не выступали с открытым забралом, они маскировались, скрывая свое родство с предыдущими реакционными теориями. Наш знаменитый ученый К. А. Тимирязев, боровшийся против всякого вида реакции, называл идеалистическое течение своего времени — неовитализм — стыдливым витализмом, витализмом, не помнящим родства.

Одним из идеологов реакционной буржуазии в биологии того времени был немецкий ученый Август Вейсман. Прикрываясь именем Дарвина, он в действительности начал поход против революционного ядра теории Дарвина, против его материалистической теории развития. Используя непоследовательность Дарвина в трактовке индивидуальной изменчивости, Вейсман возродил метафизический, идеалистический взгляд на организм. Он измыслил особое недоступное воздействию внешней среды и тела организма, непознаваемое «вещество наследственности». Это вещество передается, согласно его теории, в хромосомах половых клеток из поколения в поколение, но не изменяется, не развивается. Такая идеалистическая концепция препятствовала познанию изменчивости живой природы, к управлению этой изменчивостью.

Развитие биологической науки во второй половине XIX и начале XX столетия накопило материал для нового ее подъема на высшую ступень. Диалектико-материалистическое воззрение на живую природу выковывалось в жестокой борьбе с метафизическими идеалистическими теориями. В этой борьбе большую роль сыграли отечественные ученые. Революционеры-демократы Герцен, Белинский, Чернышевский, Добролюбов, Писарев, продолжая развивать материалистические взгляды Радищева, боролись за передовую философию и науку. Герцен подверг всесторонней критике механистическую теорию сведения сложных форм движения к простым, высших к низшим. Он отмечал, что высшие формы движения содержат в качестве побочных низшие, но не подчиняются им, а, напротив, подчиняют их себе. «Понятие живого непременно заключает в себе механические, физические и химические определения как те низшие ступени, которые долженствовали быть побежденными или снятыми для того, чтобы явился сложный процесс жизни, но именно единство, их снимающее, составляет новые элементы, не подчиняющиеся ни одному из предыдущих, а подчиняющие их себе». Борясь с метафизической концепцией, Герцен отмечал, что необходимо изучать архитектонику организма в его возникновении и развитии. Ленин высоко ценил заслуги Герцена. Он писал, что Герцен вплотную подошел к диалектическому материализму.

Блестящие исследования наших ученых в различных областях биологической науки развивают дальше учение Дарвина. Формируются новые дисциплины, накопляющие ценнейший материал для понимания индивидуального развития. Так, эмбриология, основанная русским академиком Бэром в додарвиновский период, преображается под влиянием работ А. О. Ковалевского. Изучив эмбриональное развитие многочисленных представителей всех типов животных, А. О. Ковалевский показал единый общий план их развития и явился основателем сравнительной эмбриологии. Большое значение для развития сравнительной эмбриологии имели труды И. И. Мечникова, тесно связанные с работами А. О. Ковалевского. Прилагая метод сравнительного исследования к изучению патологических явлений («Лекции по сравнительной патологии воспаления»), Мечников обогатил медицинскую науку и показал возможность применения биологической теории к медицинской практике.

Труды В. О. Ковалевского в области палеонтологии совершенно изменили лицо этой науки. Прежняя сухая каталогизация фактов была заменена исследованием того, как в изменяющихся условиях среды развивались организмы, столь совершенно приспособленные к условиям своего существования. В. О. Ковалевский является творцом нового эволюционного направления — палеобиологии.

Наши отечественные ученые Чистяков и Перемежко — первый на растительных, второй на животных объектах —открыли карио кинетическое деление клетки и этим внесли новое содержание в микроскопическое изучение организмов.

Выдающаяся роль в развитии биологической науки принадлежит великому сыну русского народа К. А. Тимирязеву. Воинствующий материалист К. А. Тимирязев окончательно изгнал таинственную жизненную силу из области своего исследования, области воздушного питания растений. Он вел непримиримую борьбу с метафизическим пониманием органического мира, вскрывая всеобщую связь предметов и явлений, отстаивая материалистическое учение Дарвина против реакционных идеалистических теорий Вейсмана, Менделя и их последователей. По собственному выражению Тимирязева он в течение полувека «верой и правдой служил дарвинизму, пропагандируя, защищая и развивая его».

Особое место принадлежит великому русскому ученому И. П. Павлову. Вместе с И. М. Сеченовым, его предшественником, И. П. Павлов утвердил материалистическое истолкование в совершенно новой, чрезвычайно трудной области — области высшей нервной деятельности. Труды этих ученых заслужили бессмертную славу.

Но преграды, которые были воздвигнуты метафизикой к пониманию организма в его развитии, не были еще сломлены. Основной вопрос биологии—в чем отличие живого от неживого,—вопрос, над которым более двух тысячелетий билось человечество, оставался нерешенным.

Однако еще в прошлом столетии Энгельс дал свое гениальное решение основного вопроса биологии. Он указал, что организм в каждый данный момент является самим собой и вместе с тем, благодаря усвоению и выделению веществ,—самообновлению, чем-то другим. «Жизнь,—говорит Энгельс,—есть способ существования белковых тел, и этот способ существования заключается по своему существу в постоянном обновлении их химических составных частей путем питания и выделения». И в другом месте: «Растение, животное, каждая клетка в каждое мгновение своей жизни тождественны с собой и тем не менее отличаются от самих себя благодаря усвоению и выделению веществ, благодаря дыханию, образованию и отмиранию клеток, благодаря происходящему процессу циркуляции — словом, благодаря сумме непрерывных молекулярных изменений, которые составляют жизнь и общие итоги которых выступают воочию в виде жизненных фаз: эмбриональная жизнь, юность, половая зрелость, процесс размножения, старость, смерть» .

В этом гениальном положении Энгельс впервые показал организм как процесс развития особой высшей формы движения материи на основе его связи, обмена веществ с окружающей внешней средой. Это учение было изложено еще в 1878 г., но оно длительное время не оказывало влияния на биологическую науку. Воинствующий материалист К. А. Тимирязев искал решение основного вопроса биологии и почти подошел к сути дела, но механистическая, метафизическая концепция, свойственная науке его времени, ограничивающая понимание организма как целого в его развитии, не позволила ему вскрыть основную особенность живого: Тимирязев видел развитие лишь в истории органического мира, а не в жизни каждой отдельной особи.

Переход от жизни особи к ее истории как вида, связь между индивидуальным и филогенетическим развитием были вскрыты лишь советской биологической наукой. Великая Октябрьская социалистическая революция открыла путь развития производительным силам, подавленным условиями умирающего капитализма. Вместе со старыми экономическими отношениями были разбиты и путы, сковывавшие биологическое мышление, были созданы условия для подчинения власти человека живой природы на основе правильного ее понимания.

Передовое учение Мичурина — Вильямса — Лысенко революционизировало биологическую науку и сельскохозяйственную практику.

Основоположник советской биологической науки И. В. Мичурин показал, как в индивидуальной жизни особи возникают и формируются те изменения, которые становятся в дальнейшем основой формирования нового вида, основой филогенетического развития. И. В. Мичурин преобразовал эволюционную теорию, развитую Ламарком и Дарвином. Он вскрыл закон развития в индивидуальной жизни организма и заложил основу учения о стадийном процессе у растений. Т. Д. Лысенко разработал далее это учение. Он дал стройную теорию, в которой показал, что растение в своем развитии; проходит ряд качественно отличных этапов — стадий.

Это новое понимание позволило впервые уверенно подойти к направленному изменению природы растений. Правильность мичуринского понимания организма подтверждена на практике. Этим дарвинизм был поднят на новую, высшую ступень: из теории, объясняющей органический мир, он стал теорией, преобразующей его.

Новое воззрение было встречено жестоким сопротивлением представителей реакционной науки. Борьбу за передовую советскую биологию возглавил Т. Д. Лысенко. Эта борьба закончилась блестящей победой передового диалектико-материалистического мичуринского учения над лженаучным менделизмом-морганизмом. Завершающим этапом этой борьбы была историческая августовская сессия Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина в 1948 г.

Руководящие идеи товарища Сталина сыграли в этой победе решающую роль. Участники сессии писали великому вождю: «Каждый день и час ученые и практические работники сельского хозяйства ощущают всестороннюю заботу коммунистической партии и Советского государства о сельскохозяйственной науке и Ваше постоянное личное участие в деле ее дальнейшего развития и расцвета. Вам, великому творцу коммунизма, обязана отечественная наука тем, что своими гениальными трудами Вы обогатили и возвысили ее перед всем миром, оберегаете ее от опасности отрыва от запросов народа, помогаете ей одерживать победы над реакционными, враждебными народу учениями, заботясь о непрерывном росте деятелей науки».

Мичуринская наука — наука народная. Она могла получить свое развитие лишь в нашей Советской стране. Прогрессивное мичуринское учение могло расцвести лишь после победы социализма в нашей стране, после победы единственно правильного мировоззрения, мировоззрения марксистско-ленинской партии — диалектического материализма. Мичуринская биология является одной из важнейших составных частей естественно-научной основы марксистско-ленинского мировоззрения. Партия и правительство и лично товарищи Ленин и Сталин оказывали большое внимание и проявляли большую заботу о передовом мичуринском учении, связывающем революционную практику социалистического растениеводства и животноводства с передовой биологической теорией.

Развитие биологических воззрений является яркой демонстрацией ленинского положения о партийности науки. Биология всегда была ареной идеологической борьбы, борьбы между двумя основными философскими направлениями—материализмом и идеализмом в биологии. В этой борьбе выковывалось правильное понимание организма как процесса развития особой формы движения белковых тел, нашедшее свое завершение лишь в советской науке.
 


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован...


Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб...


Препараты для профилактики и лечения вирусных заболеваний

Препараты для профилактики и лечения оспы. Оспенная вакцина сухая — Vaccinum variolae siccum является живой вакциной. В зависимости от субстрата, на котором культивируют вирус, различают дермальную (культивирование на коже животных), тканевую (культивирование в клеточных культурах) и яичную или ововакцину (культивирование на куриных эмбрионах).

Возбудители основных вирусных заболеваний

Возбудитель оспы. Возбудитель оспы является одним из самых крупных вирусов (200—350 нм). Этот вирус может быть обнаружен в оптическом микроскопе при применении специальных методов окраски (тельца Пашена).

При натуральной оспе в эпителиальных клетках обнаруживаются внутриклеточные включения — тельца Гуарниери.



Категория: Этапы зарождения биологии
Просмотров: 28 | Теги: этапы развития биологии, история биологии, формирование биологии | Рейтинг: 0.0/0