Учение Дарвина и его развитие в России во второй половине XIX В. Идеи нервизма

В более полном виде формулировка материалистической теории эволюции была представлена в начале второй половины XIX в. Дарвиным в его книге «Происхождение видов» (1859). Работа Дарвина, создавшая эпоху в науке и способствовавшая дальнейшему бурному развитию всех областей естествознания, была высоко оценена классиками марксизма-ленинизма.

«Дарвин, — писал В. И. Ленин, — положил конец воззрению на виды животных и растений, как на ничем не связанные, случайные, «богом созданные», и неизменяемые, и впервые поставил биологию на вполне научную почву, установив изменяемость видов и преемственность между ними...» (В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 124).

«Наука, — отмечал И. В. Сталин, — знает в своем развитии немало мужественных людей, которые умели ломать старое и создавать новое, несмотря ни на какие препятствия, вопреки всему. Такие мужи науки, как Галилей, Дарвин и многие другие, общеизвестны» (И. В. Сталин. Речь на приеме в Кремле работников высшей школы 17 мая 1938 г., стр. 4).

Ч. Р. Дарвин (1809—1882)Маркс и Энгельс подчеркивали, что Дарвин «...нанес сильнейший удар метафизическому взгляду на природу, доказав, что весь современный органический мир, растения и животные, а следовательно также и человек, есть продукт процесса развития, длившегося миллионы лет» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Избр, произв. в 2 томах, т. 2, стр. 122, 1948). Энгельс в своей речи, произнесенной на могиле Маркса, поставил закон развития органического мира, открытый Дарвиным, рядом с законом развития человеческой истории, открытым Марксом.

Действительно, трудно переоценить замечательное открытие Дарвина, оказавшее благотворное влияние на развитие всех областей естествознания. Однако в учении Дарвина имеются и свои отрицательные стороны, отражающие идеалистические философские концепции. Они подверглись открытой марксистской критике прежде всего в отношении трактовки вопроса о борьбе за существование, который решался Дарвиным неправильно, с позиций реакционной теории Мальтуса, взятой из арсенала идеалистической философии. По этому поводу Энгельс иронически писал: «Замечательно, что Дарвин в мире животных и растений вновь узнает свое английское общество с его разделением труда, конкуренцией, открытием новых рынков, «изобретениями» и мальтусовской борьбой за существование... у Дарвина царство животных фигурирует в виде гражданского общества» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Избр. письма, стр. 126, 1947). Другая ошибка Дарвина заключалась в том, что он не видел качественного различия между человеческим обществом и остальной природой и отождествлял законы развития природы с законами развития общества.

Учение Дарвина следует рассматривать как один из основных этапов развития материалистической теории эволюции. «Теория развития, — писал Энгельс, — еще очень молода, и поэтому несомненно, что дальнейшее исследование должно весьма значительно модифицировать нынешние, в том числе и строго дарвинистические, представления о процессе развития видов» (Ф. Энгельс. Анти-Дюринг, стр. 70—71, 1950).

Несовершенство и ограниченность учения Дарвина были отмечены И. В. Сталиным: «...дарвинизм отвергает... диалектически понятое развитие, включающее революцию, тогда как с точки зрения диалектического метода эволюция и революция, количественные и качественные изменения, — это две необходимые формы одного и того же движения» (И. В. Сталин. Соч., т. 1, стр. 309).

Клеточная теория, указавшая на общность клеточной организации растений и животных, привлекла к себе большое внимание исследователей. Изучались различные структуры растений и животных, и там, где ранее не обнаруживались клетки, находили клеточное строение. В научной литературе появились более подробные сообщения о строении клеток. Представления о недиференцированной, не имеющей клеточного строения бластоме постепенно исчезали. Однако некоторые исследователи начали вообще сводить все структуры только к клеткам. Такое одностороннее изучение строения организмов было связано с тем, что эти исследователи стали изучать клеточное строение организмов вне связи с его индивидуальным и историческим развитием и оторвались от теории эволюции. Противники материалистической теории эволюции использовали такие данные для борьбы с эволюционным учением.

Наиболее ярким представителем антиэволюционистов, боровшихся против учения Дарвина, был немецкий патолог Р. Вирхов. В своих лекциях для врачей, посвященных клеточной патологии и опубликованных в 1858 г., Вирхов высказал свой антиэволюционный взгляд на строение организма. Клетка, по мнению Вирхова, изначально существующая отдельность. До клетки не было ничего живого.

Проводя последовательно взгляды Вирхова и отвергая самопроизвольное зарождение, нужно было бы считать, что первые клетки могли появиться только в результате акта творения, хотя Вирхов открыто и не делал таких выводов. Он рассматривал организм как сумму клеток, как клеточное государство, где каждая клетка в морфологическом и функциональном отношении индивидуальна. Эмбриональное развитие организма трактовалось Вирховым лишь как развертывание клеточной организации из исходной половой клетки при полном отсутствии новообразования, т. е. с позиции преформизма.

Основой всякого патологического процесса в организме Вирхов считал изменение тех или иных клеток. Поэтому все внимание врача, по мнению Вирхова, должно быть обращено к месту патологически измененных клеток. Ошибочное представление Вирхова о природе патологического процесса игнорирует организм как целое, совершенно не учитывает значения нервной системы и ее ведущей роли в организме, причем последний рассматривается вне связи с внешней средой. Эта ложная концепция Вирхова, отражающая идеалистическое мировоззрение, была принята, к сожалению, многими морфологами и глубоко проникла почти во все области медицины.

Однако прогрессивно мыслящие биологи и представители медицины как в России, так и за рубежом, стоявшие на позициях дарвиновской материалистической теории эволюции, возражали против концепции Вирхова и со свойственной истинным ученым страстью отстаивали материалистическую теорию эволюции. Блестящая плеяда русских ученых: С. П. Боткин, хорошо знавший взгляды Вирхова и работавший у него во время заграничной командировки (1855—1860), И. М. Сеченов, А. О. Ковалевский, И. И. Мечников, И. П. Павлов, К. А. Тимирязев и многие другие, оставалась на материалистических позициях и продолжала развивать эту единственно правильную теорию в науке.

Большое значение в пропаганде материалистических основ естествознания, в борьбе за научное материалистическое мировоззрение имели труды великих русских революционеров-демократов А. И. Герцена, В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова.

Герцен, по словам Ленина, в своих философских работах вплотную подошел к диалектическому материализму. В «Письмах об изучении природы», опубликованных в 1844 г., Герцен говорил о единстве анализа и синтеза, о единстве опыта и умозрения. «Опыт и умозрение — две необходимые, истинные, действительные степени одного и того же знания, ...взятые в противоположности, исключительно и отвлеченно, они также не приведут к делу, как анализ без синтеза или синтез без анализа... Опыт есть хронически первое в деле знания, но он имеет свои пределы, далее которых он или сбивается с дороги или переходит в умозрение». Касаясь достижений естествознания, Герцен писал: «Оно представляется самым блестящим; о чем едва смели мечтать в конце прошлого столетия, то .совершено или совершается перед нашими глазами... Естествоиспытатель, вооруженный микроскопом, преследует жизнь до последнего предела, следит за ее закулисной работой» (А. И. Герцен. Письма об изучении природы, стр. 1, 12, 1944).

В своих произведениях Герцен дал важные философские обобщения для правильного решения основной проблемы естествознания — происхождения и развития сознания. Основной вывод из его работ заключается в том, что сознание представляет материальный процесс. «Человеческое сознание, — писал Герцен, — без природы, без тела, — мысль, не имеющая мозга, который бы думал ее, ни предмета, который бы возбудил ее» (А. И. Герцен. Избр. философ, соч., стр. 179, 1940). Это обобщение послужило в дальнейшем теоретической основой для идеи нервизма, развитой в трудах С. П. Боткина, И. М. Сеченова и И. П. Павлова. «Под нервизмом, — писал И. П. Павлов, — понимаю физиологическое направление, стремящееся распространить влияние нервной системы на возможно большее количество деятельностей организма» (И. П. Павлов. Избр. произведения, стр. 112, 1949). Идея нервизма является дальнейшим развитием материалистической теории эволюции органического мира. Она позволяет более глубоко понять целостность животных организмов, имеющих нервную систему, и их взаимоотношение с внешней средой.


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован... Читать далее...



Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб... Читать далее...




Категория: История развития отечественной гистологии Просмотров: 111 | Теги: Идеи нервизма, учение Дарвина в России, Ч. Р. Дарвин (1809—1882), учение Дарвина