Развитие материалистической теории эволюции органического мира

Достижения научного естествознания XVIII столетия были горячо поддержаны представителями прогрессивной русской общественности. С особой силой в 80—90-х гг. этого столетия прозвучал голос А. Н. Радищева, который, развивая мысли Ломоносова, считал, что только на основании опыта можно познать природу. Значение эксперимента в научном исследовании Радищев выразил следующими словами: «О, умствователи! Держитесь опытности и пользу свою черпайте из нее».

В другом месте той же философской работы «О человеке, о его смертности и бессмертии» (1792) Радищев касается вопросов индивидуального развития. Основываясь на работах Вольфа, он говорит о развитии зародышей, отвергая преформизм. По Радищеву, из оплодотворенного яйца путем его роста, усложнения, диференцировки и развивается зародыш.

Усиление политической реакции после французской революции отразилось не только в политике, но и в идеологии и в области науки. В биологии развернулась острая борьба между сторонниками креационизма (теория творения), сторонниками трансформизма (теория преобразования) и материалистической теории эволюции. Наиболее ярким представителем креационизма был Жорж Кювье (1769—1832). Отрицая какие- либо родственные связи между существующими и вымершими животными, признавая 4 изначально созданные и неизменяющиеся плана строения животных, он утверждал постоянство видов. Кювье создал «теорию катастроф», которая, по мнению Энгельса, была «революционна на словах и реакционна на деле. На месте одного акта божественного творения она ставила целый ряд повторных актов творения и делала из чуда существенный рычаг природы» (Ф. Энгельс. Диалектика природы, стр. 9, 1950).

Теория трансформизма, развиваемая Жоффруа Сент-Илером, в основе своей была теологической. Согласно этой теории, многообразный животный мир представляет «единство творческого замысла», вариации единого плана, в основу которого была положена организация высших позвоночных животных.

Несмотря на некоторые различия между креационизмом и трансформизмом и на происходившую борьбу между сторонниками этих теорий, последние по существу отражали одно и то же метафизическое мировоззрение и отрицали материалистическую теорию эволюции.

Характерной чертой развития отечественной науки была борьба с метафизическим мировоззрением, которая велась в России уже в XVIII столетии (Ломоносов, Радищев, Тереховский, Вольф и др.). Уже в этот период русские ученые высказывали прогрессивные идеи о развитии и эволюции организмов. Однако эти передовые взгляды на природу и, в частности, на развитие органического мира, ввиду слабого развития науки в описываемый период, еще не могли оформиться в стройную научную теорию эволюции. Предпосылки для этого возникли лишь на грани XVIII и XIX столетий.

За рубежом первым представителем материалистической теории эволюции был Ламарк (1744—1829), труды которого явились необходимой предпосылкой для развития учения Дарвина. Работы Ламарка развивали идею об изменяемости видов под влиянием внешней среды, а также принцип градации организмов, их естественную систему. Благодаря работам Ламарка «обнаруживается именно характерное соответствие между постепенным развитием органических зародышей в зрелые организмы и последовательным рядом растений и животных, появляющихся одни за другими в истории земли» (Ф. Энгельс. Анти-Дюринг, стр. 70— 71, 1950).

Однако наука в эпоху Ламарка «еще не располагала достаточным материалом для того, чтобы ответить на вопрос о происхождении видов иначе, как предвосхищая будущее, — так сказать, пророчески» (Ф. Энгельс. Там же, стр. 71).

Учение Ламарка в некоторой части не потеряло значения и до наших дней. «Известные положения ламаркизма, которыми признается активная роль условий внешней среды в формировании живого тела и наследственность приобретаемых свойств, в противоположность метафизике неодарвинизма (вейсманизма), отнюдь не порочны, а, наоборот, совершенно верны и вполне научны» (Т. Д. Лысенко. О положении в биологической науке, стр. 14, 1948).

К. М. Бэр (1792—1876)Для дальнейшего развития теории эволюции большое значение имели эмбриологические исследования члена Академии наук К. М. Бэра (1792— 1876), которого заслуженно считают основателем современной эмбриологии. Бэр первый описал яйцевую клетку млекопитающих и проследил развитие зародыша после оплодотворения. Хотя Бэр говорил о 4 типах развития животных, которые совпадали с 4 типами строения, установленными Кювье, однако его взгляд существенно отличался от взглядов Кювье. Бэр признавал переходные формы между 4 типами развития и утверждал изменчивость видов.

Рассматривая развитие животного организма как переход от простого к сложному, Бэр был последовательным сторонником эпигенеза. Его исключительно точные для того времени наблюдения эмбриогенеза птиц дали возможность высказать основные предпосылки биогенетического закона, разработанного позднее А. О. Ковалевским. Автором биогенетического закона незаслуженно считают немецкого ученого Геккеля, который взял эту закономерность из работ Ковалевского и был лишь активным ее пропагандистом.

Опубликованная в 1828 г. «История развития животных» Бэра показала, что эмбриология, так же как и сравнительная анатомия и палеонтология, может успешно решать вопросы эволюции. Эта книга, по словам Гекели, «содержит самую глубокую философию зоологии и даже биологии вообще».

Огромное значение в борьбе с витализмом за торжество материализма в биологии имели труды профессора Московского университета И. Е. Дядьковского (1784—1841). Они оказали большое влияние на формирование материалистического научного мировоззрения целого поколения русской интеллигенции. Признавая единство природы, Дядьковский считал источником всего существующего — материю. Истинным знанием он признавал лишь то, что является результатом опыта, поэтому советовал учиться у природы. Несмотря на разгул жестокой реакции самодержавия, подавившего восстание декабристов и пытавшегося подавить прогрессивное направление общественной мысли в России, идеи Дядьковского нашли много сторонников. Учениками Дядьковского были наиболее прогрессивные биологи-эволюционисты начала XIX в., предшественники Дарвина, И. Т. Глебов (у которого учился И. М. Сеченов), М. А. Максимович, К. Ф. Рулье и др.


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован... Читать далее...



Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб... Читать далее...




Категория: История развития отечественной гистологии Просмотров: 152 | Теги: К. М. Бэр 1792—1876, Развитие материалистической теории, Эволюция органического мира