Развитие гистологии в России после Великой Октябрьской социалистической революции

Победа Великой Октябрьской социалистической революции явилась историческим рубежом в развитии русской науки и культуры и создала исключительные возможности для их роста. Наука и культура в СССР стали служить интересам трудового народа, ставшего хозяином своей страны и начавшего под руководством Коммунистической партии успешно строить коммунистическое общество.

В СССР невиданными темпами стали развиваться все области биологии, в том числе и гистология. Если до 1917 г. в России во всех высших учебных и научных заведениях было лишь 15 гистологических лабораторий, в которых работало около 70 научных работников, то после Октябрьской революции количество лабораторий увеличилось до нескольких десятков. В настоящее время в различных высших учебных заведениях и научно- исследовательских институтах страны их насчитывается более ста. В этих лабораториях работает свыше 500 научных работников-гистологов.

В гистологии, так же как и в других областях науки, борьба нового, прогрессивного, основанного на материалистической теории эволюции, со старым, реакционным, метафизическим стала особенно ожесточенной после 1917 г. Силы капитализма, потерпевшие в октябре 1917 г. поражение, развернули ожесточенную борьбу на идеологическом фронте. Буржуазная идеология в этой борьбе была представлена различными ложными теориями, идеалистическое содержание которых было прикрыто псевдонаучной фразеологией.

Для того, чтобы успешно вести борьбу со всеми проявлениями идеализма в биологии, работникам науки необходимы глубокие знания великого учения Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина. «Нет необходимости,—говорил И. В. Сталин, — чтобы специалист-медик был вместе с тем специалистом по физике или ботанике или наоборот. Но есть одна отрасль науки, знание которой должно быть обязательным для большевиков всех отраслей науки, — это марксистско-ленинская наука об обществе, о законах развития общества, о законах развития пролетарской революции, о законах развития социалистического строительства, о победе коммунизма» (И. В. Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11, стр. 638).

В течение первых 15 лет существования Советской власти отечественная гистология обогатилась значительным количеством исследований. В цитологии основным направлением явилось изучение функционального значения различных структур животной клетки и более тонкого строения живого вещества. Подобные исследования велись в гистологической лаборатории Ленинградского университета, возглавляемой после смерти проф. А. С. Догеля (1922) его учеником проф. Д. И. Дейнека. Здесь изучалось строение и функциональное значение органоидов клетки. Позднее эти исследования переросли в новое и весьма плодотворное направление—цитофизиологию, изучающую функциональное состояние клетки прижизненно.   

Исключительное значение в развитии цитофизиологии получили работы Д. Н. Насонова и его учеников В. Я. Александрова, П. В. Макарова и др.

Изучая отложение и распределение краски в живой клетке, Насонов отметил весьма важный феномен. Им было установлено, что при витальном окрашивании образование гранул сменяется диффузной окраской цитоплазмы и ядра. Изучая методом витального окрашивания изменение строения живой клетки в различных условиях, Насонов вместе со своими сотрудниками показал, что диффузное прокрашивание цитоплазмы и окрашивание ядра является свидетельством того, что живое вещество приближается к мертвому состоянию. Комплекс наблюдаемых при этом изменении Масонов назвал паранекротическим состоянием. Далее было показано, что паранекроз наступает вследствие денатурации белка при повреждении цитоплазмы. В результате этих исследований были разрешены многие вопросы проблемы проницаемости и наркоза клетки. Работы лаборатории, возглавляемой Насоновым, имеют большое теоретическое и практическое значение для медицины.

Другой гистологической лабораторией Ленинградского университета возглавляемой также учеником Догеля — А. В. Немиловым, велись работы по гистофизиологии эндокриновых органов (А. М. Васюточкин, Н. Л. Герильекии и др.). В отдельных лабораториях выполнен ряд важных исследовании по гистохимии (А. Л. Шабадаш, Г. И. Роскин, В. В. Португалов и др.).

Особое внимание советской гистологией уделялось изучению нервной системы. Гистологическая лаборатория Казанского университета, являющаяся колыбелью русской нейрогистологии, в советский период особенно широко развернула деятельность сначала под руководством проф. Д. А. Тимофеева, а позднее проф. А. Н. Миславского. В этой лаборатории получила подготовку славная плеяда советских нейрогистологов, среди которых особое значение имела научная деятельность проф. Б. И. Лаврентьева. Восприняв лучшие традиции казанской лаборатории, Лаврентьев создал новое оригинальное направление в нейрогистологии. Возглавляя гистологические лаборатории в Москве и в Ленинграде, он с многочисленным коллективом сотрудников развернул большую экспериментальную работу. Им заложены прочные основы отечественной неирогистофизиологии и многое сделано для дальнейшей разработки нейронной теории строения нервной системы. Большое внимание в научных исследованиях было уделено изучению цитоархитектоники интрамуральных ганглиев вегетативного отдела нервной системы (в стенке пищеварительного тракта). Им было установлено в стенке кишки закономерное распределение первого и второго типа нейронов по Догелю.

Б. И. Лаврентьев (1892—1944)В деятельности Лаврентьева особое значение имеют исследования, посвященные регенерации синапсов и образованию ненормального типа синапсов в экспериментальных условиях. Им впервые изучались синапсы в прижизненном состоянии. Большое внимание Лаврентьев уделял изучению нервной системы в условиях патологии. Он возродил славные традиции содружества между физиологией и морфологией, существовавшие в период деятельности Овсянникова и Якубовича и в более позднее время (Догель и Павлов). После смерти Лаврентьева (1944) это направление успешно развивается его учениками и последователями (Н. Г. Колосов, Н. И. Зазыбин, Б. А. Долго-Сабуров, Е. К. Плечкова, И. Ф. Иванов, В. В. Португалов, Т. А. Григорьева, Л. И. Фалин и др.).

В результате интенсивной работы многих гистологических лабораторий накопилось большое количество данных, показывающих изменения тканей в ходе индивидуального и исторического развития. Благодаря работам А. А. Заварзина, Н. Н. Аничкова, Н. Г. Хлопина, В. Г. Гаршина, Ф. М. Лазаренко, Ю. А. Орлова, Е. С. Данини, Г. К. Хрущева, Г. С. Стрелина, В. Г. Елисеева, Г. В. Ясвоина, К. А. Лаврова и других ученых значительно обогатились наши знания о превращении тканей и органов в различных экспериментальных условиях (воспаления, трансплантации, регенерации, эксплантации и др.). Более широко был изучен гистогенез различных структур животного организма (С. П. Алфеева, Б. В. Алешин, А. В. Румянцев, А. Н. Студитский, 3. С. Кацнельсон и др.).

Основанная трудами Ковалевского и Мечникова сравнительная и эволюционная эмбриология продолжала успешно развиваться в лабораториях П. П. Иванова, Д. П. Филатова и А. Н. Северцова. Ими и их многочисленными учениками (И. Г. Светловым, А. А. Захваткиным, Г. А. Шмидтом, Л. Н. Жинкиным и др.) собран большой материал по сравнительной и экспериментальной эмбриологии беспозвоночных и позвоночных животных.

Успешное развитие советской гистологии и эмбриологии объясняется прежде всего тем, что основная масса советских ученых исходила в своей работе из единственно правильного мировоззрения — марксистского диалектического материализма. С другой стороны, новый этап в развитии гистологии стал возможным потому, что общая материалистическая теория эволюции была поднята советскими учеными на более высокую ступень. Благодаря работам И. П. Павлова проблема целостности животного организма и его взаимоотношений с внешней средой была успешно разрешена в свете интегрирующей роли нервной системы и ее высшего отдела. Труды И. В. Мичурина и Т. Д. Лысенко разрешили весьма важную проблему биологии -— взаимоотношение внешнего и внутреннего, организма и внешней среды — и показали исключительную роль внешней среды для организма в онто- и филогенезе. Эти крупные научные достижения создали необходимые предпосылки для разработки проблемы филогенетического развития тканей, как одной из сторон материалистической теории эволюции, разрешить которую еще в конце XIX столетия пытался А. О. Ковалевский. Разработка ее стала возможной только в советское время.

Большой вклад для успешного разрешения этой проблемы внесли работы акад. А. А. Заварзина. Им были выявлены основные закономерности эволюции тканей и установлено новое более правильное понятие о ткани. В противоположность Вирхову, рассматривавшему ткань как простое скопление клеточных элементов, Заварзин определяет ткань как исторически сложившуюся, постоянно развивающуюся частную систему целостного организма. В его определении отражено единство формы и функции, находящихся в процессе развития.

В основу классификации тканей Заварзин положил функциональный принцип. Соответственно павловскому пониманию целостности организма, постоянно пребывающему во взаимосвязи с внешней средой, основываясь на большом сравнительно-гистологическом материале и исходя из основных положений материалистической теории эволюции, Заварзин выделяет 4 тканевых типа, входящих в различные органы животного организма и осуществляющих все стороны его жизнедеятельности. Первым типом являются пограничные, или эпителиальные, ткани, выполняющие защитную функцию. Через них осуществляются все обменные реакции между внешней средой и организмом. В этом типе тканей происходит развитие половых клеток.

Ко второму типу относятся ткани, образующие внутреннюю среду организма, а у позвоночных — и внутренний скелет. При их участии осуществляются все обменные реакции в организме.

К третьему типу относятся ткани мышечные, осуществляющие функцию сокращения.

Четвертым типом являются ткани нервной системы, обусловливающие реактивность организма.

Эти 4 типа тканей являются жизненно важными, так как все они постоянно обнаруживаются во всех животных организмах, имеющих тканевую организацию. Они выполняют все многообразие функций организма.

Особое значение в эволюции животных приобрела нервная система, которая координирует работу всех остальных структур и при помощи которой организм взаимодействует с окружающей средой. Исходя из этого, Заварзин придавал особое значение изучению нервной системы.

А. А. Заварзин (1836—1945)Приведенная классификация тканей Заварзина внешне совпадает с классификацией, основанной на формальных признаках, принятой еще в середине XIX столетия и получившей впервые отражение в книге П. А. Загорского «Сокращенная анатомия или руководство к познанию строения человеческого тела в пользу обучающихся врачебной науке» (1802). Классификация тканей Заварзина имеет, однако, принципиальные отличия от общих формулировок Загорского. Она основывается на генетическом принципе и отображает историю развития тканей и организма в целом. На основании сравнительного изучения строения тканей беспозвоночных и позвоночных животных Заварзин установил, что ткани родственных функций имеют во многих отношениях сходное строение даже у животных различных типов. Такое сходство Заварзин объясняет тем, что развитие тканей идет параллельными рядами в направлении усложнения четырех жизненно важных функций, определяющих всю жизнедеятельность организма. Установленная Заварзиным закономерность развития тканей получила название закона параллельных рядов, который показывает качественные отличия эволюции ткани от эволюции организмов, т. е. отличие развития части от развития целого. Этим была достигнута возможность вплотную подойти к изучению проблемы отношения части (ткани) к целому (организму) в ходе эволюции.

Кроме многочисленных работ, посвященных нервной и мышечной системам, а также эпителию и тканям внутренней среды, Заварзину принадлежат две классические монографии: «Очерки эволюционной гистологии нервной системы», за которую автору присуждена Сталинская премия, и «Очерки эволюционной гистологии крови и соединительной ткани». В этих работах на многочисленных примерах показаны закономерности эволюции.

Заварзиным составлены учебные руководства по гистологии и сравнительной эмбриологии позвоночных животных и человека, выдержавшие по нескольку изданий и ставшие основными пособиями студентов не только медицинских, но и других высших учебных заведений. Заварзин, как признанный глава советских гистологов, был избран действительным членом Академии наук СССР.

В научном коллективе, руководимом Заварзиным, широко применялся экспериментальный и сравнительный методы исследования. Широко был использован также метод тканевых культур. Работа по этому методу производилась в отдельной лаборатории, которую возглавил проф. Н. Г. Хлопин. В этой лаборатории изучались различные ткани и особенно ткани пограничной функции. В работах, вышедших из этой лаборатории, была показана специфичность роста различных разновидностей эпителия, что послужило толчком для разработки более рациональной классификации эпителиальных тканей, предложенной Хлопиным. Большой интерес представляют исследования, посвященные эксплантации тканей внутренней среды, соматической мускулатуры и различных структур нервной системы.

Происходившая в Москве в 1948 г. сессия Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Лешша явилась значительной исторической вехой в развитии материалистической теории эволюции. Огромный проверенный практикой научный опыт определил окончательную победу научной материалистической концепции развития — мичуринской биологии — над реакционным, идеалистическим, оторванным от практики направлением в биологии, вытекающим из теории Менделя, Вейсмана и Моргана, ставшим тормозом на пути развития советской биологической науки. Сессия сыграла важную роль для всего естествознания, в том числе и для гистологии; решения сессии вооружили нас не только для борьбы с вейсманизмом, но и с другими антинаучными, идеалистическими теориями, в частности с вирховианством.

Несмотря на то, что работами Ковалевского, Мечникова, Павлова, Тимирязева, Мичурина и многих других ученых была доказана полная несостоятельность всей концепции Вирхова, еще до недавнего времени во всех областях биологии, в том числе и в гистологии и в медицине, строение организма излагалось в вирховианской трактовке. В таком виде оно сохранилось и во многих учебных руководствах. В 30-х гг. нашего столетия со стороны некоторых исследователей (Немилов и др.) была сделана попытка подвергнуть критике клеточную теорию в изложении Вирхова, как не отражающую в полной мере строения всех структур высокоорганизованных животных. Делались выводы, что клеточная теория себя изжила и что она вообще не может считаться теорией. Подобная критика оказалась, однако, односторонней и в целом неправильной. Ее острие не было направлено против реакционной сущности вирховианского понимания клеточной теории, отрицающей целостность организма и его эволюцию.

Первым, кто по существу подверг критике вирховианскую трактовку клеточной теории, был Заварзин, правильно определивший содержание клеточной теории как закономерности, показывающей клеточную организацию животных и растительных организмов в постоянном развитии и изменении. В понимании Заварзина, клеточная теория является материалистической концепцией развития и строения структуры животных и растений. Хотя Заварзин в своей критике исходил с позиций материалистической теории эволюции, все же и его критика не была полной и не раскрывала всей идеалистической сущности вирховианства.

Исключительное значение в развитии всех областей биологии и медицины имела объединенная сессия Академии наук и Академии медицинских наук СССР, посвященная павловскому учению. Она показала огромное значение трудов великого русского физиолога, который в своих исследованиях приблизился к раскрытию закономерностей высшей нервной деятельности. Учение И. П. Павлова о второй сигнальной системе, являющейся исключительно принадлежностью человека, показывает материальность человеческого мышления. Под непосредственным влиянием коры больших полушарий находится деятельность всех структур организма. Следует, однако, признать, что гистология в этой области недопустимо отстала от физиологии. В настоящее время гистология еще не может дать необходимого морфологического эквивалента гениальным физиологическим исследованиям Павлова. Отсюда следует, что перед гистологией стоят неотложные задачи, связанные прежде всего с изучением архитектоники высших корковых центров и их влияния на морфогенез различных структур организма. Гистологи должны изучать закономерности, лежащие в основе изменчивости тканей с тем, чтобы активно изменять ход их развития в желаемом направлении. Выполнение этих задач будет способствовать дальнейшему успешному развитию материалистической теории эволюции — основы передового советского естествознания.


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован... Читать далее...



Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб... Читать далее...




Категория: История развития отечественной гистологии Просмотров: 69 | Теги: развитие гистологии в России, Б. И. Лаврентьев, А. А. Заварзин