История микроскопа и микроскопические исследования в России

Русский народ в течение многих веков в тяжелых условиях вел борьбу за свою национальную независимость, за свое национальное государство. Его благородные черты — ясный ум, стойкость характера, многогранность духовной жизни — обеспечили успех в борьбе за создание самобытной оригинальной русской науки и культуры.

Первые сведения о микроскопе появились в России в 70-х гг. XVIII в. после перевода на русский язык книги данцигского астронома Гевелия «Соленография». С этого времени в русском языке стали употребляться слова: микроскопиум и микроскопия. Неизвестный русский переводчик в предисловии к этой книге писал: «Третий род нарицается труба мекроскопиум, в которую взирая на самые меншие вещи, на таковые, что едва нагим оком мочно их довидети, те вещи она творит быти величием вельбудув (верблюдов — Ред.) и слонов. И сей род великую радость взирателю приносит» (цит. по С. Л. Соболь. История микроскопа и микроскопических исследований в России в 18 веке, стр. 15, 1949).

Более широкие сведения о микроскопе и особенно о микроскопических исследованиях начали проникать в Россию при Петре I, после перевода на русский язык ряда книг, относившихся к этим вопросам. В них говорилось о различных микроскопах и о первых результатах микроскопических исследований животных и растительных объектов.

Первые микроскопы в России были изготовлены Шеппером в дворцовой мастерской Петра I в период 1698—1716 гг. Эти микроскопы, а также их чертежи и описания не сохранились. Однако о конструкции микроскопов можно судить на основании написанной Шеппером книги «Начала оптики». В ней говорится о наблюдениях, произведенных с помощью микроскопа. «Через микроскоп такой величины, как булавочная головка (автор имеет в виду величину линзы — С. Щ.), и отверстие которого сделано кончиком очень маленькой иглы (имеется в виду сильно диафрагмированное отверстие, через которое производилось наблюдение — С. Щ.), я видел в мужском семени, в количестве, вероятно, одной песчинки, много зверьков, ...которые столь быстро двигались, как рыбы в воде... Циркуляцию и движение крови можно видеть очень ясно в ноге маленькой лягушки» (цит. по С. Л.Соболь. История микроскопа и микроскопических исследований в России в 18 веке, стр. 56, 1949).

Первые отечественные микроскопы, подобно микроскопам Левенгука, были, повидимому, простыми, однолинзовыми, короткофокусными и давали незначительное увеличение.

И. П. Кулибин 1735—1818Однако до организации Петербургской Академии наук (1725) микроскопией интересовался весьма ограниченный круг лиц и наблюдения не носили систематического характера. G организацией Академии наук популярность микроскопа, как прибора для научного исследования, стала быстро расти. Организованные при Академии специальные мастерские начали изготовлять различные оптические приборы, в том числе и микроскопы.

Талантливая плеяда русских мастеров оптики (три поколения семьи Беляевых, И. П. Кулибин и многие другие) создала оригинальные конструкции простых и сложных микроскопов.

В первый период существования Академии наук микроскопическими исследованиями занимались преимущественно академики-иностранцы. Их работы не оказали, однако, захметного влияния на развитие микроскопических исследований в России и имели значение лишь с точки зрения популяризации применения микроскопа. Особенно это относится к деятельности акад. Г. В. Крафта, работавшего в области физики.

Первым, кто широко использовал микроскоп для научного исследования, был великий русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов (1711—1765). Его работы в конце первой половины XVIII столетия положили начало широкому внедрению микроскопа в практику научного исследования. Ломоносов является подлинным пионером в области микроскопии в России. Он первый в мировой науке ввел микроскоп в качестве необходимого прибора при химических исследованиях, и самое название прибора — микроскоп — вместо устаревшего «микроскопиум» утвердилось в науке со времен Ломоносова.

М. В. Ломоносов 1711—1765Характерным для Ломоносова был эволюционный подход к явлениям природы. Изложенная им с этих позиций геология давала правильное представление о развитии земной коры и, в частности, гор и правильно трактовала происхождение и находки в них твердых остатков морских животных.

К середине XVIII в. микроскоп начинает занимать уже значительное место в медицинском образовании в России. Он широко применяется в преподавании анатомии и физиологии и оказывает большую помощь при изучении строения человеческого тела и выявлении его деталей.

Протасов, Меллен, Тереховский и др., читавшие курс анатомии в Московской, Петербургской госпитальных школах и Академическом университете, излагали на лекциях данные микроскопических исследований строения различных органов человека и животных. В курсе анатомии Гейстера, изданном в России в 1757 г. и рекомендованном для госпитальных школ, микроскопия рассматривалась как одно из средств, необходимых при изучении анатомии. Добытые в этот период сведения о микроскопическом строении органов были, однако, весьма примитивны и лишь в общих чертах отражали их строение.

При Ломоносове производство микроскопов в России начало быстро развиваться. Под его руководством, а в дальнейшем при непосредственном участии в конструировании микроскопов академиков Эйлера, Эпинуса и Цейгера в мастерских Академии наук русскими мастерами оптики были созданы оригинальные образцы более совершенных микроскопов (солнечные или проекционные — для рассматривания прозрачных и непрозрачных тел, ахроматический). Это привело к крупным открытиям и дальнейшему прогрессу в области естествознания.

Работы члена Петербургской Академии наук К. Вольфа развивали на материалистических началах теорию эпигенеза (1759). Они показали, что в процессе развития растений и животных происходит не только увеличение массы тела, но и новообразование. Работы Вольфа нанесли удар по преформизму и отвергли реакционную теорию вложения, которая поддерживалась религией и утверждала, что все многообразие животного мира имеет своим началом библейскую историю о сотворении мира. Работы Вольфа показали также несостоятельность наивных эпигенетических воззрений Аристотеля. По словам Энгельса, «К. Вольф произвел в 1759 г. первое нападение на теорию постоянства видов, провозгласив учение об эволюции» (Ф. Энгельс. Диалектика природы, стр. 13, 1948).

По-сравнению с другими исследователями Вольф шире и глубже представлял себе клеточное строение растений и животных. Он подметил сходство в строении растений и животных, которые, по его мнению, состоят из сосудов, пузырьков или клеток. Хотя представления Вольфа о клетке и строении тел растений и животных были примитивными, его следует по праву считать предвестником клеточной теории. У животных Вольф различал ткани, состоящие из клеток и сосудов, органы, образованные тканями, и более крупные части организма, состоящие из нескольких органов.

В 1775 г. в России была опубликована диссертация первого русского биолога-экспериментатора врача Мартына Матвеевича Тереховского, посвященная вопросу о природе и самозарождении микроскопических организмов. Работа Тереховского имела исключительное значение. На основе научного эксперимента она разрешала один из кардинальных вопросов биологии — о происхождении микроорганизмов. Согласно господствовавшим в ту эпоху религиозным представлениям, происхождение ряда животных (червей, насекомых, лягушек, мышей и др.) трактовалось как самопроизвольное — из гнилой воды или из земли. Эти представления отражали основное содержание эпигенеза, получившего развитие еще со времен Аристотеля. Прогрессивные русские люди (Дмитрий Ростовский, Феофан Прокопович) еще при Петре I высказывали сомнения в правильности теории самопроизвольного зарождения. Профессор анатомии и ботаники Петербургского сухопутного госпиталя М. М. Тереховский на основании своих экспериментов успешно разрешил этот вопрос.

Следующим важным шагом в развитии отечественной микроскопической анатомии была диссертация профессора Московского военного госпиталя Александра Михайловича Шумлянского (1748—1795) «О строении почек», опубликованная в 1782 г. Пользуясь микроскопом и искусно применив метод инъекции сосудов почки, Шумлянский показал, что тельца, описанные Мальпиги, не представляют собой желез, перерабатывающих кровь в мочу. Шумлянский отверг также представление Рюиша о прямом переходе сосудов почек в мочевые канальцы. Он убедительно доказал, что описанные Мальпиги тельца представляют клубочки капилляров, окруженные кольцевидной капсулой. Шумлянский первый обнаружил, что сосудистая система в почке всюду замкнута и что извитые и прямые мочевые канальцы в почках продолжаются друг в друга. Шумлянским задолго до немецкого ученого Генле была описана также петля мочевого канальца. К сожалению, исследования Шумлянского были преданы забвению и приоритет в открытии структуры почек в дальнейшем несправедливо относили к более поздним исследованиям Боумена. Последнему были известны исследования Шумлянского. В своих работах Боумен придавал им большое значение.


Практические занятия медицинские биологические препараты для профилактики и лечения инфекционных заболеваний

Занятие 1-е. Вакцины и анатоксины.

Вопросы для обсуждения. 1. Искусственный иммунитет, активный и пассивный. 2. Препараты для создания искусственного активного иммунитета: вакцины и анатоксины. 3. Виды вакцин: живые, убитые и химические. 4. Способы приготовления вакцин. 5. Анатоксины нативные и очищенные, их получение и титрован... Читать далее...



Практические занятия вирусы

Занятие 1-е. Методы вирусологических исследований.

Вопросы для обсуждения: 1. Особенности биологии вирусов. 2. Принципы классификации вирусов. 3. Вирион, его строение, размеры и химический состав. 4. Микроскопические методы изучения морфологии вирусов. 5. Методы культивирования вирусов на культурах клеток, куриных эмбрионах, лаб... Читать далее...




Категория: История развития отечественной гистологии Просмотров: 106 | Теги: И. П. Кулибин, микроскопические исследования в Рос, История микроскопа Россия